Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: театр масок (список заголовков)
20:45 

Будни Театра Масок: Смехотворный день

Corpse's bride
Под палящими лучами августовского солнца возвращалась я в театр. Это были долгие… и очень болезненные каникулы. Но они кончились, как кончается всё плохое. За время моего отсутствия хозяйство пришло в еще большее запустение. Парк, окружающий театр, превратился в настоящий лес, подступающий вплотную к зданию. Половина горгулий с фронтонов разлетелась в поисках лучшей жизни, а наиболее верные нервно переминались на карнизах. Лепнина отваливалась, штукатурка осыпалась, камни крошились… Театр скучал.
Слуга встретил меня всё с тем же равнодушным молчанием и провел незнакомыми коридорами в незнакомые комнаты, в которых лишь смутно угадывался интерьер давно покинутых. Рядом со спальней находился кабинет. Это такой тонкий намек, что неплохо бы заняться делами? Я оглядела завалы на столах: горы писем, театральных программ и репертуаров. Отдельно громоздились пухлые пакеты. Невероятно… Кому взбрело в голову присылать мне сценарии?
Безумная духота давно не проветриваемых комнат сдавливала виски. Призракам и маскам воздух не нужен, а обо мне как всегда никто не подумал. Я с силой дернула прикипевшее к раме окно, и невыносимая жара тут же оглушила меня. На улице она не ощущалась такой ужасной. Я прямо из окна выбралась в парк по водосточной трубе. Немного прохладнее, немного лучше. О том, как буду возвращаться – подумаю потом. Хотя, с другой стороны… Когда это меня волновало? Можно спать в любой комнате. Можно спать даже в саду. Если повезет, наутро придет слуга, и можно будет увязаться за ним. Но сейчас мне совершенно не хотелось возвращаться в пыльный душный театр. Еще успею там насидеться.
Над головой сплетались кроны деревьев, но несмотря на полумрак здесь всё равно было жарко. Тогда я села на землю и закрыла глаза. Мироздание сменило систему координат. Деревья столпились позади, по левую руку раскинулось поле, а по правую… Я поднялась и пошла туда, гонимая любопытством. Совершенно точно помню, что раньше здесь не было водоемов. Но он был… Небольшой круглый пруд. Деревьев над головой больше не было, и я увидела, как на дне в лучах солнца что-то сверкает. Заодно я узнала, что пруд доходит мне до пояса… Неглубокий. И абсолютно прозрачный. Или, может, точнее будет сказать – абсолютно чистый? На поверхности не плавали кувшинки и опавшие листья, не бороздили ее и мелкие непотопляемые насекомые. Просто яма в земле, наполненная кристально-чистой водой. С золотой маской на самом дне.
Губы маски изогнулись в легкой, едва уловимой улыбке. Чтобы ее достать, мне пришлось с головой погрузиться в воду, так что обратно я выбиралась мокрая, но счастливая. Почему-то обладание этой маской наполнило душу радостью, и, глядя на ее открытую улыбку, я не заметила, как сама начала улыбаться. Солнечные лучи, которые до этого лишь причиняли боль, теперь, отражаясь, слепили глаза, но это было даже приятно. Приятно было держать маску в руках, приятно было осознавать, что она до этого лежала тут и дожидалась меня. А теперь радуется вместе со мной. Вода в пруду была прохладная и странная на вкус – золотая что ли… И, попробовав ее, хотелось не отрываться и пить еще и еще, чувствуя, как радость переполняет душу. Я смеялась от внезапно нахлынувших эмоций, хотя живот уже болел от этого смеха. И смеялась маска, скаля золотые зубы…

Когда я пришла в себя, солнце начало садиться. Криво ухмыляющаяся маска лежала рядом со мной. Надо ли говорить, что чудовищно болела голова?..
Кинув маску обратно в пруд, я потащилась к театру. Слуга снова встретил меня и, ничем не выказав недовольства, отвел в комнаты, которые уже вполне сносно проветрились.
Впоследствии я еще не раз с ужасом вспоминала этот день и свою неожиданную истерику. А потом узнала о шести зачарованных масках…
Я вернулась к этому пруду и наполнила золотой водой старую бутылку из-под давно выпитого вина. Выпитого задолго до моего появления здесь… Пригодится на тот случай, когда будет плохое настроение, а за окном зарядит бесконечный унылый дождь.

@темы: Театр Масок

12:36 

Corpse's bride
Театр вернулся с каникул. Дыдыды, к обычному боевому рабочему режиму. Он еще немножко потлеет, а потом станет как был Х_х

@темы: Театр Масок

21:35 

Corpse's bride
Вы не ошиблись адресом
На лето я уезжаю из Театра в жаркие страны
Очень жаркие...
У меня довольно специфическое представление об отдыхе...

@темы: @дневники, Театр Масок

22:33 

Будни Театра Масок: Черные дыры

Corpse's bride

Часть II. Месопотамия


Я не знаю, что было после, лишь обрывки призрачных воспоминаний всплывают и тут же гаснут.
Непроглядная тьма расцветала болезненно-зелеными сполохами, из-за которых смутно угадывались трое. Три маски были со мной, неотступно следили, не отходя ни на шаг. Не знаю, было ли то моим бредом или память постаралась спрятать это как можно глубже?..
Красную маску с гримасой ненависти звали Ар. От нее было много шума, но я его не слышала. Синяя маска печали Ин пела грустные песни. Но пела их так тихо, что сама плохо понимала, о чем поет. Белая маска До пыталась изображать равнодушие, но у нее это плохо получалось. Летая по тесной черной комнате, подобно туманному призраку, она лишь вносила суету.
Маски бранились, раскачиваясь, пели, летали, а я лежала на горячем полу и, время от времени приходя в сознание, бездумно разглядывала потолок, такой же черный, как и все остальное в этой комнате. В такие моменты меня пытались убедить, что это сон. И 12 раз приходили с вопросом. Может быть, раз в 2 часа. Или раз в день. Или раз в месяц… Вопроса я не могу вспомнить, но он был очень важен… Невидимые гости зажигали свои пальцы, от которых шел дурманящий аромат, и я снова погружалась в забытье.
Лишь один раз я помню, как ходила по раскидистым садам бесконечных внутренних двориков квадратных домов. И странный человек иногда подходил ко мне и, показывая рукой куда-то вдаль, говорил: "Там – Евфрат".
Три маски все еще сторожили меня. Печальный Ин все так же сидел у моего изголовья и, раскачиваясь взад-вперед прямо надо мной, пел что-то очень грустное, и регулярно проскальзывало слово "каратель". Или мне это только казалось?..
Когда я последний раз открыла глаза, все трое сидели надо мной и, качаясь, мычали что-то нечленораздельное на мотив колыбельной. Потом они захлебнулись собственной песней, и вязкий белый туман заполнил всю комнату. У меня было такое ощущение, что это и есть каратель. Но он закрыл мне глаза, и я больше ничего не увидела…


Часть III. Возвращение


Очнулась я в своей постели, вокруг было темно и тихо – глубокая ночь. Как я тут оказалась – неизвестно, никаких следов пребывания посторонних. Из-за незакрытых штор виднелся бледно-седой свет Луны. Слишком бледный… Значит, он с трудом пробивается сквозь облака.
И тишина впервые была не остро-звенящей, а мягкой и абсолютно бесшумной. Хотелось закутаться в одеяло и притвориться, что ничего этого не было, но не получалось.
Волнами накатывала страшная усталость, пока я не поддалась ей…
Несколько дней после этого я не могла встать. События постепенно сглаживались в моей памяти, но приобретали глубину. Я пыталась узнать у приходившего Слуги хоть что-то, но он все так же молча уходил.
Я не знаю, что же было со мной. И так и не смогла вновь найти ту комнату…
Театр всегда надежно хранил свои тайны…

@темы: Театр Масок

20:11 

Будни Театра Масок: Черные дыры

Corpse's bride

Часть I. Калифорния


"Твои слова искренни, но я не могу доверять тебе!" – распинался главный герой со странным мутантным именем Альберцио, наверное, придуманным автором от балды.
"Но почему же? Ведь я люблю тебя!" – впадала в легкую истерику героиня с на редкость адекватным именем Мариетта.
Дальше на два листа шли любовные разборки, и кончались они, судя по всему, ничем… Я читала эту пьесу уже четвертый час, и не было ей видно ни конца, ни краю… Меня это уже порядком достало, и я, вытащив из-за уха карандаш, зачеркнула какие-то душещипательные упреки героини и написала коротко и ясно "Альберцио, ты казёл!" И, перевернув страницу, долго наслаждалась тонким и бесподобным сравнением хрупкой и романтичной Мариетты с жирной свиньей. Свойство этих сценариев изменяться по воле редактора, или косящего под него, не перестанут меня радовать. Но нудную пьесу спасать бесполезно, ее можно лишь спрятать подальше и благополучно забыть, что я с удовольствием и сделала. Передо мной лежала еще стопка рукописей… Конечно, можно было засунуть их обратно в шкаф и сделать вид, будто и не находила эту комнату… Но раз уж начала…
Следующий сценарий начинался довольно странно…
"Девушка сидит на диване и читает. Кроме нее, в комнате никого нет"
Хмыкнув, я покрутила головой – действительно никого не было. Что, впрочем-то, неудивительно.
"Она оглядывает комнату, вокруг нагромождены старые вещи, многие из которых – книги"
Нагромождены – это еще мягко сказано. Здесь самый настоящий срач. Причем, исключительно моими силами.
"Девушка встает и, осторожно обходя вещи, направляется в сторону стоящего в углу трюмо"
Я поискала взглядом трюмо. Нашла большую тумбочку. Если у нее когда-то и были зеркала, память об этом уже затерялась в веках.
"Открывает верхний ящик и достает флакон духов. Потом достает из кармана платок, смачивает духами и с блаженством вдыхает аромат"
Подскочив к тумбочке, я не без труда открыла верхний ящик – там, в пыли, действительно стоял бутылек с темной жидкостью. Платков у меня отродясь не было, а потому я, открыв флакон, занюхала прямо из него. В нос мне шибанула такая вонь, что я бы "с блаженством" убила автора, придумавшего этот бред! Зайдясь приступом удушливого кашля, я поспешно спрятала "духи" обратно, с трудом держась за тумбочку, чувствуя, что меня шатает… Тому, что это духи, я бы поверила в последнюю очередь. Перед глазами поплыли золотые тараканы, и я рухнула на пол, погружаясь в глубокую и мрачную темноту…

to be continued...

@темы: Театр Масок

21:52 

Будни Театра Масок: Забытый язык

Corpse's bride
В тот день время будто остановилось. Вязко перетекая из одной минуты в другую, оно лишало всякой надежды, что эта вечность когда-нибудь кончится.
Я сидела на подоконнике на каком-то чердаке и отстраненно наблюдала, как Солнце лениво движется по небосводу. Иногда оно надолго останавливалось, будто засыпая, но потом, очнувшись, снова принималось медленно идти. Солнцу тоже было скучно, оно зевало на ходу и почти не светило. Несмотря на полное отсутствие облаков, день был сумрачный. Впрочем, это мне только на руку: нет света – нет и мигрени. Правда, особого счастья по этому поводу тоже нет…
Это могло тянутся сколь угодно долго… Спустившись на пол, я уже подумывала уйти отсюда, как мое внимание привлекла большая коробка, стоящая в углу. Наполовину прикрытая старым, поеденным молью занавесом, она подозвала меня к себе, заставляя заглянуть внутрь. Осторожно отодвинув занавес, чтобы не оказаться погребенной под пылью и личинками, я открыла коробку. Внутри, на темно-вишневом бархате лежала черная полумаска, украшенная обсыпавшимися перьями. Неизвестно, сколько лет все это покоилось нетронутым, но, похоже, что последний раз человеческая рука касалась вещей на этом чердаке еще задолго до моего рождения…
Темный бархат оказался на поверку накидкой, способной укрыть меня с головой. Когда я начала ее разворачивать, на пол посыпался ворох писем, все, к сожалению, на неизвестном мне языке, и даже начертание букв не соответствовало ни одному из популярных алфавитов.
Оставив письма, я занялась тем, что лежало на самом дне коробки: массивная позолоченная вывеска … когда-то висевшая на театре. И надпись на ней гласила "Vendetta"…
Определенно, есть какой-то смысл в том, что теперь он носит название "Vindex"… Мститель… Каждый хозяин волей или неволей дает театру имя, выплывшее из глубин своей души. Интересно, кем был этот человек, чей образ мысли был столь схож с моим? Увы, никто из них не оставил о себе памяти, а если и оставил, я не могу ее найти.



Вполне возможно, и я через какое-то время навеки покину это место, передав его новому владельцу. И от моего пребывания здесь тоже ничего не останется. Вот только когда это случится? Никто не знает…
Сложив все обратно в коробку, я тщательно прикрываю ее занавесом – пусть больше никто не увидит этого бесконечного отчаяния. И забудется язык этих писем … арамейский…

@темы: Театр Масок

21:59 

Будни Театра Масок: Слуга

Corpse's bride
У меня очень странный слуга… Он перешел ко мне вместе с Театром, но я его почти не вижу. Я не знаю, чем он занимается, я не знаю, как выглядит его лицо без маски. Я даже не знаю, как его зовут. Иногда он появляется, будто из ниоткуда, и приносит мне либо театральные программы, либо старые, пожелтевшие письма. Я иногда на них отвечаю, хотя и не знаю кому. В любом случае, письма исчезают. Программки остаются у меня, я их складываю в стол, поскольку не имею ни малейшего представления, что с ними делать.
У меня очень странный слуга… Он всегда ходит в черном одеянии до пола, и я не вижу даже его обуви. Его маска идеально белая, без рисунков, без узоров, не выражающая никаких эмоций. И, хоть я его видела очень близко, так и не смогла разглядеть, какие же у него глаза. Иногда фантазия говорит мне, что у него вовсе нет глаз, а за прорезями маски клубится тьма.
Однажды я решила проследить за ним. Он принес мне очередную бумагу и молча пошел прочь. Он ступал бесшумно. Он вообще не издавал ни единого звука. Я следовала за ним, решив ни в коем случае не упустить из виду темную фигуру. Слуге было все равно, иду я за ним или нет. Он был лишь частью Театра. И я была для него лишь частью этого большого дома. Наверное, самой бесполезной его частью…
Слуга шел по бесконечным коридорам, по которым, кроме него, наверное, лет сто никто не ходил. А потом… Он внезапно растворился в стене… Я постояла с глупым видом и ушла. Надо же – похоже, у меня слуга-призрак…
Я долго блуждала, пытаясь найти обратный путь, потом плюнула на все и, зайдя в случайную комнату, решила передохнуть и изучить бумагу, которую мне дали. Это был обрывок ужасно старой афиши, на которой синим маркером было написано "Превед :)" Я осмотрелась в поисках писчих принадлежностей, но таковых в комнате не оказалось. Тогда я зажала письмо в дверях, чтобы сразу найти эту комнату и побежала к себе… Я хотела вернуться сюда. Но определенные события помешали мне сделать это в ближайшее время. А когда, наконец, мне удалось вернуться, письма в дверях уже не было…
У меня очень странный слуга…

@темы: Театр Масок

20:19 

Будни Театра Масок: Письмо

Corpse's bride
В тот день Солнце разъярилось не на шутку… Будто желая растопить хладенеющую истому ранней осени, оно тысячами сверкающих осколков пронзало глаза всякого, кто бы осмелился обратить взор на пламенный лик посреди кипящего неба.
Я лежала с чудовищной мигренью, бессмысленно разглядывая портьеры на стенах. "Зачем они? Зачем они здесь?.." В мозгу упорно сверлилось неизвестно откуда вынырнувшее слово. Аремано… И тьма, и огонь, и кровь, и звук безжалостно рвущейся материи – все сплелось в этом слове и пышным кустом произрастало в моем сознании. Куст был цветист и колюч. И не хотелось к нему прикасаться, поэтому всякий раз приходилось ступать мыслями по самому краю сознания, старательно обходя болезненную середину.
В комнату вошел слуга в маске. Я видела его время от времени, в том или ином месте… Он никогда ее не снимал…
Из-под полуопущенных век я наблюдала за ним: как он бесшумно закрывает дверь, подходит к моей кровати… Протягивает мне конверт… Потом так же беззвучно удаляется…
Я недоуменно смотрю на конверт. Внутри – письмо, на пожелтевшей бумаге выцветшими от времени чернилами написаны слова… Внизу была подпись, но я не знала этого человека. Тем не менее, он осведомлялся о моем самочувствии, о какой-то охоте и спрашивал, смогу ли я завтра составить ему компанию. Я долго смотрела на письмо, не понимая, что оно делает у меня в руках. Потом на обороте листа написала ответ, в котором сообщила, что не смогу завтра приехать, потому что Солнце обещало так же сиять, а значит, я опять весь день проведу в постели. Положив письмо на тумбочку, я повернулась лицом к темной стене и забылась болезненным сном.
Когда, ближе к вечеру, я проснулась, письма в комнате уже не было. Надеюсь, адресат не очень обидится моему отказу?..

@темы: Театр Масок

23:04 

Будни Театра Масок: Седые цветы

Corpse's bride
Полная Луна лениво чесала седые волосы, запуская в них длинные бледные пальцы и подчас вырывая целый клок. Вырвав, она равнодушно рассматривала его и кидала на землю. Волноваться было не о чем: к следующей ночи вырастут снова… Там, куда падали вырванные пряди, вырастали поля седой паутины, которая тихо тлела, источая семена, погружавшиеся в землю и прораставшие диковинными серебряными цветами, вдохнув аромат которых можно было навеки погрузиться в беспробудный сон. Но наутро исчезали и они…


Мне не спалось… Душный воздух давно не проветриваемой комнаты насквозь пропитался книжной пылью. Не знаю, кто здесь раньше жил, но библиотеку после себя он оставил порядочную. Собственно, ради нее я иногда забредаю в это крыло. Сегодня же я зачиталась допоздна и, чем возвращаться бесконечными коридорами, предпочла заночевать тут же; стряхнув многолетнюю пыль с кровати, в которой никто не спал долгие годы, я расположилась на ночлег…
Но это оказалось трудней, чем я думала… Слишком душно, слишком пыльно и совсем нечем дышать… Судорожно хватая ртом воздух, я вынырнула из тяжкой дремоты, что подобно трясине хотела удушить меня в своих вязких объятьях. Застоявшийся воздух в комнате ощущался почти материально, он заполнял легкие и, будто живое существо, хозяйничал там.
С трудом встав с кровати, я на ощупь нашла окно и потянула за створки рамы, которые, после непродолжительного сопротивления, поддались и со скрипом впустили в меня свежесть тьмы. Я пила ночь, как из наполненного до краев кубка, и от каждой капли пьянела все сильнее…
Не замечая ничего вокруг, Луна так же флегматично предавалась своим мечтам, и в ее пепельном свете мои волосы казались такими же седыми, как и у самой Луны.
- Безумная старуха, - прошептала я ей. К счастью, мои слова не были услышаны.
Под темно-сизым небом начиналось небытие. Абсолютная чернота, и я даже не могла предположить, как далеко от земли сейчас нахожусь. Лишь на уровне глаз смутно колыхались верхушки деревьев. А может, мне это только кажется…
Закрыв окно, я беру свечу и выхожу из комнаты. Попробую подыскать более подходящее место для сна. Но, только я вышла в коридор, сквозняк задул пламя… Темнота… Вздохнув, я пошла наугад. Может быть, мне повезет. Впрочем… Никто не знает, чего можно ждать от этого театра…

@темы: Театр Масок

22:58 

Я приподниму завесу...

Corpse's bride
...и покажу гостям Театра, что же скрывается за его поеденными молью портьерами. И кто ходит по его темным коридорам. И - самое главное - что находится вне его стен. Потому что, войдя в Театр, обратно уже не вернуться...



@темы: Театр Масок

23:03 

Открытие Театра Масок

Corpse's bride
Небу нужна Луна... Небу Кристаллов не нужно ничего. Правильно сказал Эм: "Этому миру место в Аду!.."
Хватит быть фанатом собственной сублимации. В фарш превратилось не только сердце, но и душа. А я напекла из них пирожков и, пожирая саму себя, пошла выдворять из шкафа особо шумных скелетов. Недовольно бренча костями, скелеты ушли, оставив после себя целый сундук со старыми масками... Кто-то много веков назад собирал их и бережно хранил, составлял из осколков снов, из обрывков воспоминаний, из ветра и огня.

Чужая память увидит свет. Моя память воскреснет из тьмы. Небеса Кристаллов так и не познают Луны...

@музыка: Мы вышли из игры, мы смертельно ранены...

@темы: Протесты, Mein kampf, Театр Масок, Картинки

Небо кончается здесь

главная