Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:04 

Креатиффный моб #5

Дели
Corpse's bride
Представляю вашему вниманию готишный фантасмагорический нуар с White Manticore в главной роли. Почти дописано, так что буду тут потихоньку выкладывать.
Покамментьте хоть для разнообразия, а то одних и тех же вижу - забью вить на всё =_=

Темная сторона земли

Пролог


Я помню, как уходила. Или, может, точнее будет сказать: я помню, как меня изгоняли. Самые смелые добежали со мной до границы – в обычное время они бы на это не решились. Конечно – ведь я оставалась по ту сторону, а куда проще повернуться спиной к опасности, зная, что оставили ей кого-то на растерзание. Может быть, она задержится. Или не станет нападать, приняв жертву. Такой исход был бы по душе всем. Кроме меня. Но моего мнения никто не спрашивал. В конце концов, надо же было принести кого-то в жертву – так почему бы не меня?
Я уходила, и меня обгонял смех. Нечеловеческий, неумолимый, отрицающий саму жизнь. Я до сих пор просыпаюсь от этого смеха.

Часть 1. Кузнец

Глава 1


Во тьме темно – это закон. Здесь темно и ночью, и утром, и в любое другое время суток, какое только не придумаешь. В конце концов, это будут только слова, и царит здесь лишь вечный мрак.
Я нехотя открыла глаза, скорее, по привычке, и долго лежала, вслушиваясь в тишину. Можно было так лежать и день, и два, и сто – никаких бытовых обязанностей у меня не было, в этом месте время теряло свою ценность. Теряли ценность и все полезные привычки, закладываемые в нас светлой половиной мира. Теперь единственное, что могло поднять меня на ноги – это голод. Но он навещал всё реже, так что я компенсировала все годы пробуждения в мире солнца. Во тьме солнца нет, но лишь после долгой паники я осознала все преимущества своего нового положения. Хотя не сказать, чтобы я предпочла тьму свету – раньше жизнь была проще и понятней. Сейчас же мне приходилось думать о себе самой, мириться с призраком постоянной опасности. Но самое главное – я была одна. Это давно уже перестало меня угнетать, напротив… Люди воспринимались не иначе, как досадное недоразумение, а подчас и угроза, так что вынужденное одиночество давало иллюзию покоя, но расслабляться было всё равно нельзя.
Я лежала с открытыми глазами и вспоминала солнце. Почему-то со временем лица всех родных забылись, но этот слепящий огненный шар всё никак не выходил из памяти. Старейшины всегда твердили, что лишь ему мы обязаны жизнью. Сказать по правде, я не знала, правду ли они говорят. Они не нравились мне, и я не спешила им доверять. А еще старейшины говорили о том, что раньше тьма каждый день спускалась на землю, но боги прогнали ее за грань и подарили людям вечный день. Я считала это чушью, не понимая, как тьма могла каждый день уступать свету. И куда она уходила? Нет, все-таки это была выдумка старейшин, а на выдумки они не скупятся. Теперь я могла лицезреть эту тьму постоянно, что и говорить – более незыблемой стороны бытия не найти. Мир всегда состоял из света и тьмы, и это правильно. Пусть даже такие, как я, и обречены на скитания по этой незримой реальности.

Я потянулась и решила вставать, похоже, все-таки выспалась. Нельзя мне думать о таких вещах – сразу начинаю сомневаться и грустить. Это ни к чему не приведет, всегда лучше жить, не задумываясь о цели и причинах – так намного проще. Взмахнув рукой, я сняла защитное поле с постели. Пусть очевидной опасности не было, всегда лучше перестраховаться. Звуки, от которых я была отгорожена, тут же забрались мне в уши, и я безошибочно выделила один – стук капель воды. Он исходил откуда-то из глубины пещеры, в которой я спала. Моментально вскочив, я побежала на звук. Вода здесь была редкостью, и упускать возможность напиться было нельзя. То, что текло в немногочисленных реках, водой не являлось – мне очень долго вбивали это в голову, прежде чем я поняла. Вскоре я нашла выступ, с которого скатывались прохладные капли и падали на пол пещеры. Я осторожно обследовала его пальцами и обнаружила довольно большую ямку. Это была удача! Припав к ней губами, я моментально ее осушила и пустилась в обратный путь за своим мехом для воды. Если пристроить его правильно, вода его наполнит и будет стекать в ту же ямку. На ощупь это сделать непросто, но у меня сейчас не из чего развести огонь.
Вообще-то во тьме есть три источника света – как ни крути, человеку без него никуда. Светящиеся грибы – самый распространенный. Жутковатая на вид поросль давала бледный зеленоватый свет. Но срезанные грибы очень быстро умирали, и их старались не трогать, тем более, что есть их нельзя. Светящиеся камни можно было носить с собой, но они были настоящей редкостью. Я видела их всего пару раз за всё время. Они испускали бледно-фиолетовое свечение, даже еще более слабое, чем грибы. И потому самым эффективным средством оставался огонь. Но огонь просто так с собой не унесешь, его надо поддерживать. Конечно, всегда есть надежда наткнуться на сухое дерево, но в пещере ему просто неоткуда взяться.
У входа я сделала для себя метку, чтобы потом вернуться, и продолжила путь. Мех у меня немаленький, времени впереди много, пока вода по капельке набежит…
Снаружи пещеры тьма была не такая густая, и я с трудом, но могла разобрать окружающий пейзаж – хотя бы не переломаю ноги, пробираясь по этим каменным завалам, протянувшимся на многие часы пути, но мне было некуда спешить… Я уже давно привыкла к этому удивительному пористому камню, почему-то в мире света такого не было, здесь же из него складывались целые горные кряжи. Впрочем, удивляться различиям света и тьмы по меньшей мере глупо. Это разные стороны бытия.
После длительного перехода я, наконец, спустилась в долину – мне предстояло пересечь ее, а потом гряду холмов, и тогда я выйду к намеченной цели. Я уже давно шла туда, останавливаясь за это время для сна девять раз. В холмах я еще в прошлый раз присмотрела удобную нишу, явно кем-то вырытую – там следовало отдохнуть десятый раз, после расслабляться будет нельзя. Путь мой лежал к людям…

Глава 2


Привычка ночевать в пещерах, в укрытиях – любых, пусть и самых незначительных – вероятно, пошла еще из прошлой жизни. В определенный час старейшины объявляли, что день завершен, и сгоняли нас спать в огромную пещеру. Через какое-то время они решали, что хватит прохлаждаться, и выгоняли всех снова работать. У каждого были свои обязанности, в зависимости от возраста, пола, телосложения, статуса и умений. Старейшины без труда определяли, какое дело удастся человеку лучше всего, и он безропотно брался и делал. Я была еще слишком мала, чтобы доверять мне что-то серьезное, к тому же старейшины не торопились с выбором. Приходилось быть у всех на побегушках: что-то собрать, нарвать, рассортировать, нарезать, связать пучками, помешивать до готовности… Иногда казалось, что такое положение вещей всех устраивало и обо мне попросту забыли. Вокруг было полно более молодых, а мои ровесники давно уже имели постоянное дело. Мне было обидно, и, чтобы не превращаться в вечного ребенка, я пыталась сама постигать те дела, к которым могла прикасаться. Так я освоила приготовление еды и снадобий, ремесло костоправа и горшечника, пахаря и портного, научилась ухаживать за детьми и животными и даже владеть оружием. И пусть я хватала по верхам и одежда моя была на редкость кривой, снадобья вызывали подчас стойкий рвотный рефлекс, уступая в этом только супу, да и привыкшего к холоду железа в руке человека мне никогда не одолеть, всё равно это было лучше, чем просто выполнять чужие указания. И всё это мне пригодилось здесь.

Отдохнув, я выползла из ниши – делать этого мне совершенно не хотелось, от одной мысли о встрече с людьми всё внутри переворачивалось. Я им не доверяла, пусть они и убеждали в своих добрых намерениях. Некоторые люди не выносят одиночества и даже во тьме хотят чувствовать кого-то рядом. Они построили здесь свои поселения, чаще всего нараставшие вокруг чего-то значимого. То, к которому я направлялась, выросло вокруг кузницы. Собственно, туда-то мне и было надо. Но если бы можно было взять необходимое и просто уйти… Кузнецу потребуется время, чтобы выполнить мою просьбу, в течение которого меня из селения не выпустят – будут мучить вопросами и разговорами. Надо будет притвориться усталой и устроиться куда-нибудь под видом сна, но спать нельзя… Только не здесь.
Селение встретило меня огнями – яркие пятна во мраке грели душу и напоминали о прошлом. Но такие воспоминания надо гнать. Я направилась к кузнецу, надеясь, что он не будет занят. Мне повезло – кузнец терпеливо выслушал мои неопределенные просьбы. Не так давно у меня украли нож, с которым я не расставалась чуть ли не с самого начала изгнания. Мне подарил его друг – единственный человек, которому я доверяла. Он уже давно был мертв, а теперь и память о нем исчезла. А ведь нож – предмет в хозяйстве полезный: и еду нарезать, и ветки для костра нарубить, и землю раскопать, и кровь пустить особо наглым. Но последние своей кровью, видимо, очень дорожили, а потому лишили меня ножа. Теперь взамен него требовался новый. Кузнец уверял, что лучше будет приобрести два разных размеров, я сопротивлялась до последнего – мне просто нечем было ему платить. По правде говоря, я надеялась стащить выполненный заказ и убежать, но теперь это казалось неисполнимым – кузнец завел собаку. И когда только успел? Огромная безглазая тварь сидела у его ноги, и я не сомневалась, что ей не составит особого труда закусить мной в случае чего. Знала бы – ушла бы обратной дорогой. Но сейчас было слишком поздно. Всё же я надеялась как-нибудь выпутаться из затруднительного положения. Сил спорить о том, что же действительно надо, у меня не было, и я согласилась на предложение хозяина. Хотя потянуть время было бы так приятно – в доме кузнеца горел огонь, было светло, тепло и уютно. Все-таки иметь постоянное жилище – это вам не по пустошам слоняться. Тут тебе и очаг, и припасы, и зверюшка клыкастая всё это сторожит. Зверюшка, кстати, была бы не лишней и в моем положении. Я была совсем не против, чтобы и меня кто-нибудь сторожил. Защитное поле – вещь хорошая, но я почему-то не была в нем абсолютно уверена. С кузнецом мы договорились, оставаться здесь дальше было бессмысленно, тем более, что заявилась кузнецова жена и позвала его к столу, смерив меня недоверчивым взглядом. Я ответила ей тем же – вообще не могу представить, как можно решиться жить с кем-то под одной крышей. Я бы постоянно ждала нож в спину…
Из кухни одуряюще пахло мясом, напомнив, как долго я уже обхожусь без еды. Жизнь научила ограничивать себя во всем, но такое демонстративное благополучие было выше моих сил. Я распрощалась и ушла. Цену кузнец затребует уже после работы, а до тех пор у меня будет время, чтобы подыскать что-нибудь, в чем бы здесь нуждались. Постояв немного на темной улице, я направилась к самому шумному месту.
У меня на родине не было постоялых дворов, с этим явлением я столкнулась тут. Прежде всего это люди – много людей, они кричат, балагурят и пьют, и никуда от них не деться. Во-вторых, они едят. Впрочем, это и в-третьих и в-четвертых… Они едят, а я вынуждена глотать слюни. Жалкое зрелище. В такие моменты я ненавидела их сильнее всего, отчаянно хотелось бежать отсюда сломя голову, но мне нужен был новый нож – без него никуда. Стащить у кого-то представлялось маловероятным – даже более слабый, вооружившись ножом, покромсает меня на ремни. Но где же этого слабого найдешь – я и без того не отличалась особой комплекцией…
Постоялый двор встретил меня дружным молчанием. Все головы тут же повернулись ко мне и с любопытством принялись беззастенчиво разглядывать. Мне хотелось сквозь землю провалиться! Но по правилам требовалось сесть за стол. Я забилась в самый угол и вцепилась в подол своей рубашки. Поднимать глаза совершенно не хотелось, а потому я не сразу увидела, что около меня стоит какой-то человек.
- Не местная, да? – будто между делом задал он совершенно дурацкий вопрос.
Я ошарашено кивнула.
- Что есть-пить будем? А может, ночлег надо?
Теперь до меня дошло, что это владелец заведения.
- Подожди! – я попыталась взять себя в руки, но всё равно чудовищно волновалась – общение с людьми всегда давалось нелегко. – Я не знаю, чем расплатиться, у меня с собой ничего нет. Я только что пришла, - и еще крепче вцепилась в свой подол.
Человек поцокал языком:
- Как нехорошо получается. У нас за всё платят монетами, - он показал мне металлический кружок – явно творение рук всё того же кузнеца.
У меня внутри всё оборвалось. Деньги! Только этого не хватало. В селениях, где за всё платят такими вот железками, и слышать не хотят о чем-то другом. В ином случае я б могла предложить какие-нибудь свои услуги, начиная от платье сшить и кончая мяса настрелять. Стрелять в темноте из лука я худо-бедно научилась. Но сейчас ситуация безнадежная. Угораздило же так вляпаться!
- Нет у меня монет! – я вскочила со стула. – Я впервые у вас – откуда им у меня взяться?
- Ну, на нет и суда нет, - корчмарь спрятал свою железку и повернулся ко мне спиной. – Проваливай.
- Тьма на твою голову! – разозлилась я. – Ну неужели нет другого способа расплатиться? Я жрать хочу!
- А что ты можешь предложить? – без особого интереса спросил корчмарь, даже не обернувшись.
- Я многое умею. Шить, готовить, охотиться, посуду лепить, еще много чего!
- У нас есть и портной, и повар, и охотник. И много других мастеров.
- Сволочь! – процедила я сквозь зубы. – Я знаю источник чистой воды неподалеку!
- Зачем нам источник? – пожал плечами хозяин. – У нас целая река есть.
Я была шокирована: из рек пить нельзя, в них течет мертвая вода. Впрочем, это могло быть и отвлекающим маневром. Если б я проговорилась, что источник находится в одной ходке пути отсюда, наверняка люди тут же побежали бы его искать.
Мне ничего не оставалось, кроме как уйти прочь, похоже, все труды пошли прахом. Множество глаз с насмешкой смотрели мне вслед.
Наткнувшись на какое-то нежилое здание, я забралась в дальний угол, положила под голову потрепанную сумку и принялась себя жалеть…

Глава 3


Лишь со временем до меня начало доходить, почему же родное племя изгнало меня. Я долгое время думала, что причиной всему стало то, что я забралась в жилище старейшин. У них, в отличие от нас, был свой дом, и я мучилась любопытством, что же находится внутри. Оказалось, что ничего интересного, зато старейшины тут же изловили меня и выдворили вон. Объявили оскверненной и изменницей, после чего уже всё племя с радостью препроводило меня за границу тьмы. Для них я умерла, так что не было ничего удивительного, что меня вышвырнули из мира живых в мир мертвых. Действительно – где им еще обитать, как не во тьме? Впрочем, поживя здесь, я не встретила ни одного мертвого. Трупы не в счет – они мало отличались от обычных. Так что старейшины и насчет загробного мира тоже ошибались.
Но тот факт, что меня отвергли там, еще совсем не означал, что меня с распростертыми объятиями примут здесь. И недавние события стали лишним тому подтверждением.

Скрипнула дверь, и я внутренне содрогнулась. Неужели кому-то показалось мало моего унижения, и он пришел по пятам, чтобы продолжить? Зарывшись в прелые опилки, я затаилась. Человек и не думал уходить, он методично, шаг за шагом обыскивал помещение, и не надо было быть гением, чтобы догадаться: от своего он не отступит, и я буду обнаружена очень скоро… Надо было действовать первой.
Как только у меня украли нож, я нашла небольшую палку, чтобы иметь хотя бы видимость оружия. Вытащив ее из сумки, я по возможности бесшумно встала на ноги и начала обходить человека со спины. Тот, тихо ругаясь, ворошил опилки в соседнем углу – видимо, решил, что я прячусь именно там. Решив, что медлить больше нельзя, я замахнулась и обрушила палку ему на затылок. Охнув, человек схватился за голову и начал медленно оседать на пол. Похоже, мне удалось его вырубить. Я принялась убирать палку обратно и этим допустила самую страшную ошибку – открылась перед противником. Он просто играл, оставаясь в сознании. Развернувшись, он схватил меня за ногу и опрокинул на пол. Я в последний момент, скорее, инстинктивно навела силовое поле, но было уже поздно. После того, как я приложилась головой, поле развеялось, а противник, отброшенный на опилки, тут же вскочил. В следующий момент он уже сидел на моей спине и зажимал рот, что было совершенно лишним – кричать я не собиралась. В самом деле – кто придет мне на помощь?
- С ума сойти, зачем же так сопротивляться? – судя по голосу, у этого типа всё-таки болела голова от удара палкой, но он не решался ни на миг отпустить меня. Я отчаянно извивалась, надеясь его сбросить, но он был намного тяжелее. – Да прекрати уже! Ааа, твою мать! – зашипел он – я укусила его за палец. – Значит так, я не буду затыкать тебе рот. Если закричишь – будет хуже. Согласна – кивни.
Я презрительно фыркнула и кивнула. А что мне оставалось делать? Он действительно убрал свою руку от моего лица, и я хоть вздохнула спокойно.
- Зачем же быть такой агрессивной?
- А зачем было меня преследовать? Я никому не угрожала, ничего не украла, и ничего ценного у меня нет. А судя по тону того толстяка, я дерьмо полное, так что ты сейчас сидишь на дерьме! – съязвила я.
Странный тип на провокации не поддался.
- Старик Роди так ко всем относится, не надо на него злиться. А я хочу тебе помочь. Если я тебя отпущу, ты не убежишь?
- Ну, хорошо, мне всё равно бежать некуда.
Я встала, потирая ушибленные колени. Вот же урод! А если бы он мне сломал что-нибудь?
В темноте я видела только его силуэт. Он сел, и я пристроилась неподалеку.
- Я Гал. А как тебя зовут?
- Никак. В племени, где я жила когда-то, меня называли Мантикорой. А сейчас я не веду знакомств с людьми, и имя мое растворилось во тьме.
Будто не заметив моей патетической речи, странный тип заулыбался – это чувствовалось кожей.
- Тогда я буду звать тебя Кори. Надо вернуть имя.
- Зачем?
- Чтобы помочь тебе.
- Исковеркав старое имя?
- Да нет, я уже о другом. Скажи только, что это было – когда ты падала? Меня отбросило к стене, будто порывом ветра.
Этого еще не хватало…
- Тебе померещилось!
- Ничего подобного! Ты псикенетик?
- Иди ты… во тьму! – я встала с намерением бежать от этого не в меру любопытного типа. Не хватало еще, чтобы он раззвонил о моем проклятии на всю округу.
- Подожди! – он схватил меня за руку. – Я же сказал, что хочу помочь! Ты не случайно сюда пришла. Я вижу, что тебе пришлось проделать немалый путь.
- Ну и как ты сможешь мне помочь? – огрызнулась я. – Я не ела семь переходов, жрать хочу – помираю, вдобавок ко всему заказала у вашего кузнеца новый нож, а теперь оказывается, что у вас оплату принимают только монетами. Их ты мне вряд ли дашь, а по-другому помочь никак нельзя! Всё, убедился, что дело дрянь? Я могу идти?
Этот тип страшно разозлил меня – не было иного объяснения тому, что я сейчас за здорово живешь открыла все свои слабые стороны. Оставалось лишь надеяться, что он не догадается о моей безоружности.
Назвавший себя Галом напряженно думал.
- Кузнец Омар берет дорого. За нож меньше 20ти монет – можно даже не рассчитывать.
- Два ножа… - обреченно проговорила я.
- Тогда меньше 30ти. И что же ты намерена делать?
Похоже, он издевался надо мной!
- Не знаю! – огрызнулась я. – Если будет совсем худо – сбегу.
- Но это не выход.
- А что, есть предложения?
- Вообще-то есть… - Гал поднялся на ноги. – Пошли, я тебе по дороге расскажу.
- Никуда я с тобой не пойду! – я вцепилась в свою котомку. – С чего я должна тебе верить?
- Можешь и не верить. Но я знаю способ, как тебе подзаработать. При удачном исходе хватит и на кузнеца, и на всё остальное.
- А при неудачном?
- Ммм… - подозрительный тип подозрительно замялся. – Не думай об этом.
Нет ничего более сложного, чем не думать, когда тебя ведут в неизвестном направлении. Но выбора у меня не было – если этот человек действительно может мне помочь, то лучше попробовать довериться ему.
Гал вел меня по улицам поселка, освещенным горящими факелами. У многих домов красовались целые плантации светящихся грибов. Скитаясь в бесконечной тьме, трудно представить столько источников света в одном месте. Наконец мы оказались во дворе большого дома. Завидев Гала, к нам тут же подбежала девчонка, и я непроизвольно отметила, что сама была в этом же возрасте, когда племя изгнало меня.
- Это моя сестренка Инь, - представил нас Гал. – А это Кори, она здесь проездом.
Вслед за девчонкой из дома вывалилась еще куча народу, они галдели, шумно обсуждали меня и какие-то свои дела. Я уже не знала, куда от них деться, когда Гал сжалился надо мной и провел в небольшую комнату в доме, позволив остаться с нами очень немногим. Среди них была только одна женщина – мать Гала. Один из мужчин был его отцом, а двое других вообще не принадлежали к этой семье, и я не понимала, что они делают в доме. Они долго говорили вполголоса, я старалась не слушать, тем более, что вскоре принесли еду. Я понимала, что за нее потом придется расплачиваться, но ничего не могла с собой поделать. Я не доверяла этим людям, жалела, что позволила себя в это втянуть, мне хотелось выть от горя. Наконец я просто встала с желанием уйти, но Гал тут же перехватил меня и усадил обратно.
- Постой, - по-моему, он пытался заглянуть мне в глаза, но такого счастья я не позволяла никому. – Я понимаю, что тебе всё это не нравится. Но, прошу, не отказывайся сразу от нашего предложения. Вот этот человек, - он указал на одного из посторонних мужчин, - наш староста Стенек. В случае благоприятного исхода он заплатит тебе 50 монет.
Я презрительно фыркнула:
- А в случае неблагоприятного – присыплет мои косточки песочком.
Староста неверно истолковал мою нервную колкость:
- Значит, ты отказываешься?
- Я даже не знаю, в чем дело – как я могу отказываться?
Судя по их изумленным взглядам, в то время, пока я старательно игнорировала их треп, они обсуждали свою проблему. Староста чуть слышно вздохнул и принялся терпеливо объяснять по новой:
- За поселком растет Серый лес.
- Растет? – тут же перебила я. – Он что, живой?
- Живой… Во всех смыслах.
Вот тут я действительно удивилась. До этого я была здесь только один раз и не особо интересовалась местной флорой. Нет, во тьме, конечно, были деревья, но по большей части мертвые. Они тянули свои сухие ветви к черным небесам, будто моля их о свете. Попасть в такой засохший лес довольно жутко, но жизнь, которая чувствовала себя во тьме вольготно, была не менее жуткой: стелющиеся по земле склизкие побеги, иногда сбивающиеся в огромные клубки; паутиноподобная поросль, растущая на мертвых деревьях. Но всё это можно было вынести – оно не противоречило тому, что люди привыкли понимать под растениями. Чего нельзя было сказать о "живых деревьях", прозванных кровавыми. Да, в них текла настоящая кровь, и стволы их мало походили на древесину. Скорее уж, на мясо. Я не представляю, как умудряются существовать эти чудовищные порождения тьмы, но они всегда собирают вокруг себя толпы хищных паразитов. Поэтому я старалась обходить такие леса стороной. Что уж говорить – на месте этих людей я бы драла отсюда когти!
- Он был здесь всегда, - продолжал староста, - и мы привыкли к нему. До недавнего времени всё было спокойно. Волки на людей не нападали, напротив, мы даже иногда приручали их щенков.
Я тут же вспомнила "собачку" кузнеца. Выходит, таких тварей в поселке более, чем достаточно… Плохо мое дело.
- Если всё было так хорошо, в чем же тогда проблема?
- Демон.
- Что? – я не поверила своим ушам.
- Это правда, - обреченно склонил голову староста. – В лесу завелся демон. Сперва у нас начал пропадать скот. Пойдя на его поиски, мы обнаружили в лесу страшных чудовищ – мы никогда таких не видели! Им ничего не стоит перекусить человеку хребет.
- Они выгнали из леса волков, - пожаловалась женщина. – Теперь поселок останется без защитников.
- А в неволе они не размножаются? – поинтересовалась я.
- Нет, мы… Мы брали только самочек, самцы слишком агрессивны и не приручаются.
- Ну ладно, - оборвал ее староста. – У нас проблемы и посерьезнее. Значит, после того случая мы всё же пытались забираться неглубоко в лес и тогда-то увидели этого демона… Да, я вижу, что ты не веришь. Но кто это мог быть, как не демон? Настоящее порождение тьмы – он испепелил человека одним взмахом руки.
- Бежать отсюда надо, - сказала я. – Вы что, серьезно хотите идти против него с ножами и вилами?
- Мы не можем бежать! Тут вся наша жизнь! Когда Гал сказал нам о твоей способности, мы подумали, что одна проклятая сила может попытаться одолеть вторую.
- Я не умею испепелять, только отталкивать. Человек, ты сошел с ума? Мы же погибнем там на месте!
- Мы и так погибнем, - сказал Гал. – Потому что сидим и ничего не делаем. Поселок по большей своей части вообще не в курсе. Если кому-то вдруг приспичит наведаться в лес, мы тут же соберем на себя все шишки. Потом начнется паника, самые безумные пойдут на демона именно что с ножами и вилами и все как один полягут. Кори, пожалуйста…
Я не могла вынести этого умоляющего взгляда, ненавижу, когда на меня так смотрят! Но с другой стороны – что я теряла? Даже те, для кого я была последней надеждой, признавали меня оскверненной. Жизнь моя не представляла ценности. Нет, конечно, жить мне хотелось, но давно уже без фанатизма. Если я уйду, мое положение, скорее всего, рассекретят, а это будет похуже смерти. В общем, я согласилась, но на время операции потребовала себе оружие. На одно поле полагаться было наивно.
Семья Гала разрешила мне переночевать у них в доме, а наутро выступить в лес. Смешные люди – они даже в темноте считали дни и ночи. Я сказала, что сама выберу место для сна и ушла подальше с их глаз. Оставаться под одной крышей с таким количеством народа мне не хотелось, больше по душе пришлась постройка во дворе, в которой люди держали животных. Похожие на уродливых коз безглазые и безрогие существа приятно пахли чем-то сладким и неплохо согревали помещение. Я стащила у них в угол всю солому и завалилась спать. Беспокоили только отдаленные раскаты грома – если пройдет дождь, с полем могут возникнуть проблемы. Но дождь не пошел, и, успокоившись, я заснула.

Глава 4


Лишь со временем я поняла, какова была истинная причина моего изгнания. Вовсе не мое любопытство – мое проклятие стало всему виной. Я была совсем маленькой и глупой, когда обнаружила странную силу, незримо и неотступно идущую следом. Еще не понимая, что другие не владеют ей, я не придавала этому значения и пользовалась проклятым даром в повседневной жизни, довольно неплохо справляясь с обязанностями. Но такое нельзя скрывать вечно, соплеменники вскоре узнали обо всем. Если бы я присматривалась повнимательнее, то заметила бы их настороженные взгляды, всюду сопровождавшие меня. Не общаясь почти ни с кем, я не заметила зоны отчуждения, образовавшейся вокруг меня. Может быть, племя давно собиралось избавиться от белой вороны и ждало только повода. И он представился – любопытство подвело меня.
Между миром света и миром вечной тьмы протянулась узкая сумеречная полоса. Жизнь там не такая страшная, и буфер давно был поделен бандами головорезов, борющихся за существование – таких же изгнанных или их потомков. По закону, даже они не имели права вернуться под солнце. Они не щадили даже таких детей, как я, и в первом же поединке о моем проклятии узнали все. Они называли меня "псикинетиком", из чего я поняла, что не одна такая, но искать встречи с себе подобными мне хотелось меньше всего. О чем может поведать один проклятый другому?
Меня вышвырнули во тьму, где я и встретила человека, научившего меня выживать. Он рассказал, как здесь живут люди, каких животных следует опасаться, какие растения ядовиты, как разводить огонь, как ориентироваться в темноте, что воду из рек пить нельзя и что надо не бояться своего дара, а пользоваться им максимально эффективно. Потом он погиб, и я осталась одна. Наверное, мое одиночество длится дольше, чем я провела вместе с другом – не знаю… У меня нет причин считать время. К тому же я не ограничивала себя в отдыхе.

Но нетрудно догадаться, что в этот раз отоспаться мне не дали – люди начала подтягиваться к дому Гала, наверное, со всего поселка. А вскоре появилась Инь, чтобы подоить коз, и обнаружила меня. Оказалось, что все уже готовы. Закопав сумку в сено, я присоединилась к остальным. Мне вручили обещанный нож и по быстрому ввели в курс дела: староста сказал, что наша первая задача – хотя бы просто прочесать лес, уничтожая по пути расплодившихся чудовищ. От меня требовалось сдерживать их полями, чтобы остальные смогли безопасно накинуть сеть, а затем уже и пустить в ход оружие. Я честно предупредила, что поле – это не стена и слона не удержит. Люди понимающе закивали и пообещали не лезть на рожон. Плохо, конечно, что поселок все-таки оказался в курсе – я думала, что народу будет по минимуму. Утешало лишь то, что в случае удачи отношение к псикинетикам здесь в корне поменяется.
Может быть, освещенный лишь грибами, лес и казался серым, но сейчас, при свете многочисленных факелов, он расцветал огненными сполохами. Кровавые деревья не горят, так что в качестве топлива их не используют и пожара мы могли не опасаться. В сухой лес никто бы не рискнул сунуться даже с лучиной.
Местным всё было нипочем, но меня от вида огромных вен, перекачивающих кровь по стволам, прошиб озноб. И я не заметила первую тварь, несущуюся нам наперерез. Лишь крики людей привели меня в чувство, и я едва успела выбросить поле перед самым носом чудовища. Отскочив от поля, оно с визгом полетело назад, где его тут же увязали сетью и оглушили. Держа наготове оружие, люди осторожно обступили неподвижное тело.
- Мужики… - подал кто-то голос. – А это ведь один из наших волков.
Стараясь не оставлять лес без присмотра, я кинула быстрый взгляд на животное. По мне дак оно не имело ничего общего с "собачкой" кузнеца. (Они, кстати, были тут же.) Огромное, тощее настолько, что кости выпирали, и лысое, кое-где, правда, торчали клочки свалявшейся шерсти, но их было немного. Да по сравнению с этой тварью сельские волки смотрелись просто невинными детьми! Впрочем, не мне решать, так что я снова сосредоточилась на окружающем пространстве. И правильно сделала – вскоре к нам бесшумно приблизилась вторая особь. В этом лесу на земле не было сухих веток, которые могли бы нас предупредить хрустом, так что можно считать, что мне опять повезло. Единогласно было решено не оставлять их в живых. Обезглавив тварей, мы двинулись дальше. Меня довольно быстро вытеснили в авангард, поскольку основная опасность ожидалась оттуда, но и замыкавшие шествие поминутно оглядывались, выставив перед собой факелы – ни одно слепое животное в здравом уме не рискнет приблизиться к огню. Запас факелов был велик, и мы довольно долго кружили по лесу, убивая чудовищ. Я уже давно потеряла им счет, и наводить поля становилось всё трудней. Мне надо было срочно отдохнуть, о чем я, собравшись с духом, наконец сообщила Галу. Тот понимающе кивнул и объявил привал. Утомленные люди с облегчением рухнули под первое же дерево, к стволу которого после некоторых колебаний прислонилась и я. Ствол был теплый и неприятно пульсировал, но по сравнению с охватившей меня усталостью это казалось сущим пустяком. Люди вели себя дружелюбно, даже дали поесть, однако я не могла не заметить, что настороженность в их взглядах никуда не делась. Все-таки хорошо, что я предусмотрительно умолчала об еще одной особенности своих полей – при необходимости я могла причинять ими боль.
За время привала твари дважды нападали на нас, вообще же они стали появляться намного реже, чем вначале, и это породило предположения о их конечности. Как и о том, что о привычных питомцах можно забыть.
Мы уже сделали почти полный круг по лесу, староста собрался сейчас возвращаться в поселок, а назавтра с новыми силами прочесать всё по второму разу. После чего мне предстояло искать коварного демона, а там уже – кто кого уничтожит. В сопровождающие предлагали компанию особо смелых, но я отказалась.
После привала мы двинулись дальше, но никто больше не выскакивал из-за деревьев, лишь один раз мы случайно наткнулись на логово тварей, очевидно, покинутое: двое новорожденных щенков в нем еле двигались, и еще четыре были уже мертвы. Кто-то предложил взять их с собой и попробовать приручить, но староста, не говоря ни слова, размозжил щенкам головы. Сокрушаясь, что позволила одним чудовищам втянуть себя в битву против других, я вздохнула. Как это всё мерзко, кто бы только знал…
Народ между тем расслабился, и я, воспользовавшись передышкой, отобрала у Гала факел и убежала за деревья по нужде. И лишь вдали от человеческого шума я смогла услышать странные звуки – да, это был еще один выживший щенок, которому хватило сил уползти из гнезда и везения – наткнуться на родник, бьющий из-под корней дерева. Наверное, если б он выжил, питаясь кровью самого дерева, я бы убила его на месте, но вода… Быть может, я сделала это из вечного противоречия, даже не отдавая себе отчет… Я осторожно взяла щенка в руки и положила себе за пазуху. Хотела собачку – получила. Посмотрим, смогу ли я его выходить, главное – чтобы люди не узнали.
Но никто и не посмотрел в мою сторону, я вернула факел и пристроилась в хвост процессии, до самого конца пути не проронив ни слова. Мы благополучно вернулись в поселок, где я тут же спряталась в свое убежище, радуясь, что так предусмотрительно выбрала его – щенка можно было втихаря поить молоком. Молоко ему, кстати, понравилось – наевшись, он заснул прямо в моей сумке.

Глава 5


Когда объявили утро, народ снова подтянулся к дому Гала. Я не понимала, как они умудряются выспаться за такой ничтожно малый промежуток времени. Сумку мою за ночь безнадежно изгадили, о чем я совершенно не подумала. Пришлось просить Инь сшить мне новую к возвращению. На мое счастье, та не стала задавать лишних вопросов. Я очень надеялась, что мы не найдем никакого демона – хотелось побыстрее со всем этим покончить и свалить из поселка. Людей сегодня было меньше, чем вчера – кузнец, например, не пришел. Но этому я была только рада, меня ужасно нервировало, как его волкодав принюхивался ко мне. Не хватало еще, чтобы о щенке кто-нибудь узнал.
Лес встретил нас полным молчанием, за половину пути мы не увидели ни одного животного. Люди, наконец, расслабились.
- Наверное, мы вчера всех перебили, - хохотнул кто-то, и пара десятков глоток заржала ему в ответ.
- Правильно! Сидели бы они тихо – растянули бы нам удовольствие на два дня! – и этот голос потонул во взрыве смеха.
- Сомнительное удовольствие-то, - проворчал под нос староста, но видно было, что он тоже доволен.
А я всё крутила головой и не могла понять – у кого из этих мужиков такой высокий, детский смех. Проклятье, да не может такого быть!
- А ну, молчать все! – шикнула я на них.
Люди моментально заткнулись, и в следующий момент охнули от ужаса – со всех сторон из леса доносились приглушенный детский смех и звуки шагов. Здоровые мужики сжались от страха в кучку и бормотали молитвы каким-то своим богам.
- Призраки это! – истошно крикнул кто-то. – Призраки нерожденных!
Я стояла ближе всех к старосте и смогла расслышать его слова:
- Что за чертовщина? Шаги…
- Что шаги? – не поняла я.
- Да хотя бы мои шаги послушай! – в сердцах воскликнул он и отошел, нарочито громко ступая.
Тут до меня дошло…
- Гал, - схватила я его за рукав, - пошли. Топай как можно сильнее.
Наши шаги вязли в рыхлой земле, не производя ни звука.
Гал удивленно переглянулся со старостой:
- Их тут нет.
- Вот именно! Это шаги по деревянному полу.
- Но как?..
- Кто бы знал… Впечатление, будто звуки из одного места перенесли в другое. Если только разговоры о призраках не верны…
- Знаете что? – сказала, наконец, я. – Призраки – это чушь по сравнению с тем, что вы увидите, если прекратите чесать языками…
Нет, серьезно, за всё время своих скитаний я не встретила ничего более мистичнее собственной персоны. Потому в существование призраков верилось слабо. Зато, пока Гал со старостой удивлялись странным шагам, наши испуганные спутники испарились. Вся кучка из 30ти мужиков пропала в неизвестном направлении!
- Куда они сбежали? – охнул староста.
- Не успели бы они сбежать, - ответил Гал. – Похоже, мы попались…
- О нет! Это демон… - и староста, схватившись за сердце, осел на землю.
- Только не это! – кинулся к нему Гал. – Стенек, только посмей умереть сейчас и оставить нас с ним один на один!
Но староста его не слушал и через полминуты скончался. Нас осталось двое плюс факел. Смех и беготня медленно стихали. В принципе, я была к этому готова.
- У меня в доме спрятан щенок, - сказала я Галу. – Вчера случайно нашла. Его убьют, да?
Тот нервно пожал плечами. Я вздохнула и пустила по земле сеточку – самую сложную конструкцию, работающую в обе стороны. Наступивший на нее тут же выдаст себя. Конечно, я не была уверена, что на демона это подействует… Но это подействовало. Я чудом успела отклониться от чего-то, летящего в мою сторону. Отпустив сетку, я взмахнула рукой и перестроилась в режим щита, о который разбилось второе заклятие, летящее в нас. Яркие искры срывались с рук тени, стоявшей в 20ти шагах, она была абсолютно черная, выделяющаяся своей чернотой даже на фоне вечной тьмы. Мне страшно захотелось упасть в обморок, но за меня это сделал Гал. Мне не оставалось ничего, кроме как смотреть на медленно приближение демона. Он говорил какие-то заунывные слова, наверняка предназначенные, чтобы лишить меня воли, однако у него ничего не вышло. Я, понимая, что терять мне нечего, притворилась, будто ему удалось получить надо мной власть. А может, демон действительно чувствует, что я такая же проклятая? Может, мне стоит пойти вместе с ним? От этих мыслей стало так противно, и в следующий миг демон, будто почувствовав мои эмоции, вскинул руки для новой атаки. К счастью, мое тело реагирует быстрее мозгов: я упала на землю и метнула вперед то самое болевое поле. Чудовищная отдача скрутила меня, но, похоже, что и демон просто так не отделался. Либо он оказался не так уж и силен, либо в этом лесу их несколько. Последнее предположение мне совсем не хотелось проверять. И, не дожидаясь, пока демон придет в себя, я пнула Гала. К счастью, он тут же оклемался и понял, что от него требуется. Если этот демон чувствует боль, то его можно и убить. Надеюсь, по крайней мере, что можно. Один из нас должен попытаться напасть с ножом сзади, а второй – отвлекать на себя внимание и создавать побольше шума. Я понимала, что это вред ли удастся и мы, скорее всего, поляжем здесь и очень скоро. Но сдаваться без боя было обиднее всего, даже демону. Я собрала волю в кулак и, сконцентрировав поле в одной точке, метнула его вперед. Демон взмахнул рукой, и с его пальцев сорвалось синее пламя. Судя по взрыву, наши атаки встретились, одна отклонилась и ушла в землю, а другая угодила в дерево, из которого потекла густая кровь. От этого зрелища мне стало совсем нехорошо, но, к счастью, и демон тоже отвлекся, и в этот момент Гал ударил его ножом. Не дожидаясь ответа, я кинулась на помощь, вытаскивая из-за пояса и свой нож. В бешеном исступлении мы кололи и резали, придя в себя лишь после того, как расчленили демона на сотню мелких кусков.
Куски остались лежать на земле, сочась кровью, встать и соединиться не порывались. Мы с Галом неуверенно переглянулись.
- Это всё?
- Не знаю. Как-то слишком просто.
Гал поднял с земли факел и поджег останки демона.
- Теперь он точно не воскреснет.
Я нервно кивнула и выкинула окровавленный нож. Вряд ли его у меня заберут, но и оставлять такое у себя не хотелось.
Гал помнил, куда нужно идти, чтоб вернуться в поселок. Старосту решили тоже предать огню – тащить труп не было никакого желания. Сказать по правде, у меня в тот момент вообще не было желаний, я была полностью вымотана и опустошена. Это всё было настолько чудовищно, что не укладывалось в голове. Не дожидаясь, пока догорит огонь и не говоря больше друг другу ни слова, мы двинулись в обратный путь. Наверное, мы всё же заблудились, потому что шли слишком долго – факел потух, и с тех пор лишь грибная поросль освещала лес.
Когда мы, наконец, вышли к поселку, нас встретили с тихим ужасом в глазах, будто выходцев с того света. Лишь позже я узнала, что наши спутники непонятным образом оказались вблизи поселка и ввели его в состояние паники перед судным днем. Похоже, что мы отсутствовали 2 или 3 дня. Для меня такие переходы были в порядке вещей, а вот Гал слег с горячкой. Инь, как оказалось, щенка обнаружила и тайком подкармливала, за что я подарила ей какую-то безделушку из своих вещей. Сумку, кстати, она тоже сшила, еще в первый же день.
Денег я обещанных не получила – на улицах все шарахались от меня. Благо, кузнец отдал ножи и не потребовал платы.
Я всё еще существовала с состоянии оцепенения, если бы не Инь, не знаю, что было бы со щенком. Она его кормила, ухаживала за ним, а когда я стала уходить, дала в дорогу столько еды и молока, что я чудом смогла всё это нести.
С двумя сумками я пустилась в обратный путь, вспомнив о пещере, в которой оставила мех для воды, лишь когда ноги сами принесли меня туда. Мех давно наполнился. Отпустив щенка ползать, я свернулась клубочком и завыла от нахлынувшей вдруг тоски.


Часть 2. Пекарь


Глава 6


Проснулась я оттого, что мокрый нос тыкался мне в щеку. Возможно, я не признавалась себе, что давно уже мечтала проснуться оттого, что красивая собачка желает мне доброго утра. Открыла бы я глаза – а над головой солнце. Но приходится довольствоваться вечной темнотой и лысой безглазой тварью под боком. Тварь, кстати, опять кого-то изловила и, видно, желает накормить голодающую хозяйку. Я на ощупь воскресила костер, не без удивления поразглядывала диковинного зверя, которого мне предстояло съесть. Половину я пристроила жарить, а половину мой волкодав с удовольствием умял сырой. Хотя, наверняка, не отказался бы от жареной. Меня хоть не пытается сожрать – и то спасибо. Вопреки всем опасениям, мне удалось приручить собачку – относительно, конечно. Иногда я целыми переходами ее не видела, но благодаря своему нюху, она исправно находила меня. А еще я с нетерпением ждала момента, когда смогу попугать этой малышкой ничего не подозревающих людей. Хотя она едва доходила мне до колена – до взрослого состояния еще расти и расти – выглядела настолько жутко, что я втайне потирала руки от предвкушения этой великолепной сцены.
Имени я собачке так и не дала. Сомневаюсь, что она стала бы на него откликаться, да и неприязнь моя к этому явлению всё усиливалась. Я старалась выкинуть из памяти звуки, которыми называли меня на родине – это лишь сотрясение воздуха, не отражающее сути, и пусть старейшины поначалу убеждали меня в обратном, в особом смысле, который имя несет в мир, я до самого конца так и не смогла понять… Я же ощущаю себя – и ни к чему какие-то иные способы доказывать мое существование. Равно как и не стоит меня звать, если я не хочу идти.
После еды мы снова двинулись в путь. Не так давно я поняла, где нахожусь – невысокое плато должно было привести меня в горы, ледники которых питали одну из немногочисленных неядовитых рек темного мира. Я не знала, почему здешние реки были отравлены, но, наверное, задумываться о таком равнозначно сомнению в зловещей сути тьмы – мира мертвых и проклятых, лишенных права видеть солнце.
Радовало лишь то, что некоторые источники воды были нормальными, а мелких ручьев при желании можно найти немало. За всё время я видела лишь одну равнинную реку, пригодную для питья – в том поселке, где я обзавелась собачкой. Но это было удивительным исключением.
В этой местности я была только один раз, очень давно, мой друг тогда был еще жив, и я всё время ходила, цепляясь за его одежду. Совсем слепая в этом мире… Даже сейчас мои глаза практически бесполезны, лишь дети нескольких поколений, рожденных во тьме, смогут не переломать ноги, путешествуя по таким каменным завалам, по которым я шла сейчас. Волкодав бежал где-то впереди, и можно было ориентироваться на его дыхание. Но вдруг оно перестало перемещаться – собака встала на месте. Я насторожилась и, попытавшись сделать шаг, почувствовала, что нога моя занесена над пропастью. Очень странно… Откуда она тут взялась? По идее, мне бы надо на другую сторону, и если бы я знала ширину трещины, то попыталась перепрыгнуть. Даже максимально вытянувшись, я не смогла нашарить другого берега рукой, зато от поднимающейся снизу вони закружилась голова. Достав из сумки сухую палку, я принялась высекать над ней искру. Этот миниатюрный факел идеально подходил, если надо осветить что-то на несколько мгновений. Дождавшись, пока один конец палки как следует разгорелся, я зашвырнула ее на расстояние двух своих ростов – больше мне всё равно не перепрыгнуть. Маленьких факел не долетел до края и рухнул вниз, напоследок осветив бездну под моими ногами. Ужас какой! Сперва я даже не смогла в это поверить: насколько хватало глаз, пропасть была заполнена змеящимися побегами стелющихся лиан. Хотя, если быть более точным, это всё-таки корни – тошнотворное растение состояло из одной корневой системы, постоянно разрастающейся во все стороны, как под землей, так и над ней. Я могла допустить, что при благоприятных условиях этот змеиный клубок мог достичь таких размеров и буквально разорвать каменное плато пополам. Но откуда эта прелесть взялась? Раньше ее точно не было.
Не могло идти и речи, чтобы пытаться перепрыгнуть этот разлом. Я пошла вдоль его края, надеясь, что рано или поздно трещина сойдет на нет, и время от времени проверяя рукой ее ширину. Но ничего не менялось, похоже было, что эта адская клумба будет тянуться вечно. Волкодав брел где-то сзади, настороженно принюхиваясь. Мне тоже амбре из трещины удовольствия не доставляло – там наверняка нашли могилу неосторожные звери и даже люди, ставшие теперь подкормкой для лиан. Но запашок привлекал всевозможную мелкую летучую живность, которую моя собачка ловила в прыжке без особых проблем. В основном, это были летучие мыши, но попадались и более съедобные экземпляры. Мне очень хотелось провести ревизию добыче, но она столь быстро исчезала в зубастой пасти, что я немного опасалась за сохранность своих рук. Пришлось положиться на совесть этого троглодита, которая взыграла, правда, не очень скоро.
Плато постепенно снижалось, трещина, как показала еще одна брошенная горящая палка, затягивалась, но пересекать ее у меня желания уже не было – я почувствовала, что воздух становится влажным, как это бывает неподалеку от водоемов. Выходит, река прямо по курсу? Либо я основательно всё забыла, либо здесь что-то произошло…
Собака тем временем насытилась, но из жадности продолжала ловить зазевавшихся трупоедов, поручая их теперь моей заботе, и я максимально заботливо набивала ими сумку. И краем уха отмечала какой-то шум на границе восприятия. Но, как оказалось, не я одна. Мой волкодав рванул с места, как бешеный, и умчался куда-то в невидимую даль. Этот засранец определенно почуял воду и тут же забыл о своих обязанностях поводыря.
- А ну вернись! – завопила я без особой надежды, бежать следом в любом случае – не лучшая идея, я сразу сломаю себе шею.
Относительно ровное плато давно уже превратилось в нагромождение огромных валунов, довольно резко спускавшееся в лощину, по которой текла река – теперь я уже отчетливо ее слышала. Мощный поток, питаемый ледником, стремительно катился вниз в некотором отдалении, и можно быть уверенным, что эта вода еще живая.
Я уже почти закончила спуск, когда заметила вдалеке пятно света – слишком большой, чтобы быть простым костром. Кто бы это мог быть? Не переставая удивляться, я осторожно пошла на свет. Сперва надо выяснить, что это за люди, а уж потом вступать с ними в контакт. Или не вступать – по ситуации. Людей я уже давно научилась не бояться, а при необходимости даже действовать совместно, однако, это не означало, что я стала им доверять. Но, похоже, в этот раз конспирация провалилась: до меня донесся вой волкодава, а затем – чьи-то крики о помощи. Выругавшись, я со всех ног помчалась туда, где кричали… И оказалась перед домом, в окнах которого горел свет. Ничего себе! Тут кто-то поселился. И в данный момент этот кто-то вопил с крыши, а моя собачка прыгала вокруг. Интерес был явно спортивным – она же только что наелась до отвала, но сидящий на крыше человек слез не раньше, чем я взяла собачку в прочный захват. Вот так непафосно прошло первое пугание людей.
Я посматривала на человека – низенький, толстенький, непонятно, как он вообще умудрился залезть на крышу дома. Наверное, испугался, бедняга. Толстячок отдувался, хлопал себя по бокам и с интересом нас разглядывал. Радовало хотя бы то, что он не орал – любой нормальный человек на его месте гнал бы нас лопатой. Этот же походу был больше удивлен, чем зол или напуган. Подойдя поближе, он вдруг подал голос:
- А вы, собственно, кто такие будете?
Признаться, я даже не сразу придумала, что ему сказать – такие вопросы всегда заводят меня в тупик.
- Ну… Я мимо проходила. А это собачка… Со мной.
- Хороша собачка, - крякнул толстяк.
- А ты сам кто? – отомстила я. – Раньше тебя тут не было?
- Я пекарь! – гордо заявил человечек. – И почему мы тут стоим? Может, зайдем в дом? Только пусть вот это, - он ткнул пальцем в собаку, - снаружи бегает.
Я кивнула, хлопнула собачку по лысому крупу, чтоб бегала, и пошла вслед за пекарем в дом. Хотя для меня и под окнами было достаточно света. Толстяк жил в настоящих хоромах – три комнаты для одного человека. Маленькая гостиная, спальня и пекарня.
Увидев очаг, я вспомнила о живности в моей сумке. Точнее, раньше оно было живностью, а теперь стало мясом. Хозяин этой новости очень обрадовался, мы зажарили все четыре тушки и употребили их со свежим хлебом. Вот правда вкус у него был какой-то странный… Но во тьме не растут злаки, из которых пекли хлеб в солнечном мире, так что люди привыкли заменять их самой неожиданной растительностью.
- За рекой – целое поле всепорода, - объяснил пекарь. – Что, никогда не слышала о таком?
Я покачала головой.
- Ну, его так все называют, потому что эта трава годится для любых целей. И в муку для хлеба. И в пиво – тут, ниже по течению, пивоварня стоит. О, кстати! – он убежал и вернулся с бочонком. – Продегустируем? Так вот, и в корм животным всяким. Которые траву едят, конечно, а не таким, как тот, что меня чуть сам не схарчил.
Я решила не пускаться в объяснения о недавнем рационе особо хищного питомца и молча выхлестала остаток пива из кружки. Раньше я никогда его не пила, но вкус был довольно приятным.
- Еще по кружечке? – спросил пекарь, когда уже налил.
Мне показалось или его рука с бочонком вдруг начала двоиться? Помотав головой, я всё-таки решила спросить про реку.
- А что река? – пожал плечами толстяк. – Тут давненько уже землетрясение случилось. Река и разделилась на два русла: одно в долину потекло, а второе – куда-то под каменное плато.
Теперь я начинала понимать, что к чему. Если лианам досталось сразу много чистой воды – неудивительно, что они разрослись настолько, что раскололи плато.
- Давно это было?
- Я бы сказал, что давненько, - толстяк поскреб подбородок. – Почти сразу, как я сюда пришел. А ведь и пекарню, и мельницу построил. И пивоварня появилась, и три деревни по трем дорогам. Так что смотри, насколько давно.
Да уж, похоже, чуть ли не сразу после того, как я тут побывала в первый раз. Или нет? Лишь сейчас, впервые за всё время, я задумалась о своем возрасте…
- Скажи, хлебопек… Насколько ты старше меня?
Я видела, что он был уже немолод, но на себя со стороны посмотреть не могла.
- Не знаю, - задумался тот. – Может, раза в два. Впрочем, без понятия – нашла, о чем спрашивать! Давай-ка еще по одной.
За одной последовала другая, а потом третья… После чего я обнаружила себя в амбаре, в обнимку с мучным мешком. Собачка попискивала в сытой несознанке где-то под боком. Обхватив покрепче мешок, я уснула со счастливой улыбкой на лице.

Глава 7


читать дальше

Глава 8


читать дальше

Глава 9


читать дальше


Часть 3. Травница

Глава 10


читать дальше

@темы: Креатив, ПЧ, Рассказ, Флэшмоб

URL
Комментарии
2009-06-14 в 18:21 

donemon Angell
Даже если меч понадобится один раз в жизни, носить его нужно всегда.
атомск...

2009-06-14 в 18:24 

Дели
Corpse's bride
хде? ._.

URL
2009-06-14 в 18:24 

donemon Angell
Даже если меч понадобится один раз в жизни, носить его нужно всегда.
чо так мало?

2009-06-14 в 18:25 

Дели
Corpse's bride
Набирать тяжело. От самодельной книги так клеем несет, что башка кружится >_<

URL
2009-06-14 в 18:31 

donemon Angell
Даже если меч понадобится один раз в жизни, носить его нужно всегда.
Ты опять все это... вручную?! Оо

2009-06-14 в 18:31 

Дели
Corpse's bride
Ну ясен пэнь. Я за компом ваще соображать не могу.
*мечтательно* Стенографистку бы...

URL
2009-06-14 в 18:36 

donemon Angell
Даже если меч понадобится один раз в жизни, носить его нужно всегда.
я готова пойти к тебе стенографисткой )))) но это смотря сколько ты будешь платить ))))

2009-06-14 в 18:44 

Дели
Corpse's bride
А чем платить-то? ._. Натурой возьмешь?

URL
2009-06-14 в 18:49 

donemon Angell
Даже если меч понадобится один раз в жизни, носить его нужно всегда.
какой конкретно натурой? )) едой, жилплощадью, вязанными носками? )))

2009-06-14 в 19:19 

Дели
Corpse's bride
Едой, чтивом и ... А что конкретно тебя интересует? О_о Защем тебе жилплощадь?

URL
2009-06-14 в 19:44 

donemon Angell
Даже если меч понадобится один раз в жизни, носить его нужно всегда.
Едой, чтивом и ... носками? )))))
А зачем всем людям жилплощадь, либе? ))) Чтобы жить на ней )

2009-06-15 в 07:10 

Дели
Corpse's bride
Бедняго О_О Тебя из дома выгоняют?

URL
2009-06-15 в 11:54 

Даже если меч понадобится один раз в жизни, носить его нужно всегда.
нет пока )

2009-06-15 в 12:25 

Дели
Corpse's bride
Пока? А что, потом может быть? О_о

URL
2009-06-15 в 12:28 

donemon Angell
Даже если меч понадобится один раз в жизни, носить его нужно всегда.
понятия не имею ) я ж не оракул.

2009-06-15 в 12:28 

Дели
Corpse's bride
Кхе О_О Однако, сурово

URL
2009-06-15 в 21:01 

Дели
Corpse's bride
Третья главка

URL
2009-06-18 в 22:16 

...больше не будет больно и плохо. Сегодня не кончится никогда! (с)
Дели, я тебя обожаю*_* это ж надо было столько вдохновения поиметь....я...я...я прям растроганно:white::weep:

2009-06-19 в 10:02 

Дели
Corpse's bride
А по-моему, это оно меня поимело О_о
Ты главно...это... обновления лови. Я уже 11ю строчу xD

URL
2009-06-19 в 10:08 

Даже если меч понадобится один раз в жизни, носить его нужно всегда.
11-ю - что?

2009-06-19 в 10:10 

Дели
Corpse's bride
Главу ессессна)))

URL
2009-06-19 в 10:15 

donemon Angell
Даже если меч понадобится один раз в жизни, носить его нужно всегда.
а тут только три

2009-06-19 в 13:51 

Дели
Corpse's bride
Ну я же говорю, что нужна стенографистка =_=

URL
2009-06-21 в 15:40 

Дели
Corpse's bride
Первую часть выложила целиком +_+

URL
2009-06-21 в 15:40 

Дели
Corpse's bride
Первую часть выложила целиком +_+

URL
2009-06-22 в 14:38 

Lullia
Девочка с Эстроса
как у тебя все уместилось?

2009-06-22 в 14:39 

Дели
Corpse's bride
Куда? ._.
*испужался*

URL
2009-06-22 в 14:58 

Lullia
Девочка с Эстроса
повесть твоя длинная в один пост.

2009-06-22 в 15:03 

Дели
Corpse's bride
Эээ... А не должна была? ._.
Это еще одна треть так-то

URL
2009-06-23 в 17:42 

Lullia
Девочка с Эстроса
Ну-с, давненько я тут хороше не флудила. Зато теперь я скажу свое слово.
Смеялось над тем, что у тебя написано в эпиграфе "пара слов обо мне" и "пара слов о дневнике". Это во-первых. Во-вторых, когда я читала твой рассказ из меня всеми дымами лез контент ана... Стоп. Не будем углубляться в психологию.

Я, конечно, не филолог, но критега тоже есть. Впрочем, чтобы конструктивно (не деструктивно) покритиковать, необязательно быть филологом.

При прочтении твоего креатива (не только этого, но и всего остального, а особенно стихов), у меня создалось впечатление, что автор считает себя вечной жертвой непонятно чего и постоянно убегает от каких-то чудовищ. Быть может, это твои страхи, от которых ты пытаешься убежать. Еще мне кажется, слишком много пафоса и стандартизированности в тексте, хотя бы самом названии - темная сторона земли. Когда читаешь тексты молодых в инете, которые похожи друг на друга своими темными сторонами земли, луны, медленными ядами, безмолвной тьмой и т.д. это начинает приедаться. Не спорю "темная сторона земли" или "обратная сторона луны" звучат эффектно, но когда это повторяется десятки и десятки раз... Не знаю... Советую сменить название. Хотя, как хочешь.

При прочтении первых глав создалось сумбурное впечатление. Что? Где? Когда? Главная героиня лежит, думает о том, что нет бытовых обязанностей и о незримой реальности... Неопределенность какая-то... Я в первых 2 главах ничего понять не могла. Хотелось бы, чтобы образы и события были более конкретно описаны.

Вот. А теперь о том, что мне понравилось:
- атмосфера таинственности и загадочности, как и у "Не позволяй им сниться тебе".
- оригинальный ход человека у которого за все платят монетами в конце 2 главы (ярко, живо, эмоционально и не затянуто, побольше бы таких живых элементов в рассказе, не обязательно ироничных)
- лес со стволами-венами (но страшно, страшно)
- дух приключений, которым я прониклась в конце, когда текст будто бы оживился.

Живой дух в рассказе все-таки есть. Наверное, это порадует тву. ведь каждый писатель, графоман или просто креативщик возрадуется, если человек, который прочитал его труды скажет что-то вроде "а что-то в этом есть" или "я проникся".

2009-06-23 в 20:47 

Дели
Corpse's bride
Бугога, Лул, я знаю, что с названием у меня косяк глобальнейший, но не могу - НИМАГУУУУ!!! - ничего умнее придумать. Знала бы ты, как я страдала по этому поводу :-( Давай я его донаберу, и мы всей шайкой подумаем над этой проблемой... Мне хочется, чтобы в названии как-то отображалась идея монохромности и отсутствия света, а те идеи, что у меня возникают, либо не связаны с этой идеей, либо не связаны с содержанием...

А вот насчет пафоса... Не, ты чо, серьёзно считаешь, что я смогу от него отказаться? xD Куда же тогда пойдут все мои глубокомысленные заголовки типа "Без права воскрешения", "Путь, усыпанный звездами", "Наперегонки со смертью", "Грехопадение", "Дитя света", "Руки Дьявола", "Девушка весеннего дождя", "Пленники измерения смерти", "Темные стороны Города Солнца", "Выпей мою кровь" и прочая пост-пубертантная чушь? *бьёццо в истерике* :lol:

URL
2009-06-23 в 20:51 

Lullia
Девочка с Эстроса
Ладно, подумаем шайкой.
Что до названий, то таких названий как ты перечислила минимум штук пицот у каждай пафосной дегочки (мальчика). Зачем тебе двойственность?

2009-06-23 в 20:56 

Дели
Corpse's bride
Какая двойственность? :gigi: Это моя истинная натура

URL
2009-06-23 в 20:56 

Lullia
Девочка с Эстроса
то таких названий как ты перечислила минимум штук пицот у каждай пафосной дегочки (мальчика)

2009-06-23 в 20:57 

Дели
Corpse's bride
Да пох на них! Я вить не каждый - я единственный в своем роде!
Хрен выживешь в Астрале, если будешь скромным, забитым авангардистом

URL
2009-06-24 в 15:00 

Lullia
Девочка с Эстроса
хDDD не удается мне до тя донести.
понимайшь, надо как-то отличаться... скромным и забитым авангардистом тя быть никто не заставляет. я предлагаю лишь в пафосные названия вложить что-то лично от себя. к примеру: темная сторона земли - стороны земли, или "путь, усыпанный звездами" - дорога сверхновых, "дитя света" - ребенок солнечного света... не знаю... у меня примеры не очень получились, но ты можешь о них подумать сама. что касается путя усыпанного звездами, то такого названия ну просто пруд пруди и спасайся, кто может.

2009-06-24 в 16:19 

Дели
Corpse's bride
Ладно, забыли про путь, в конце концов, это вообще фанфик.
А чем твои варианты отличаются? Это повторение синонимами, только с более общим значением и более разговорными оборотами.

URL
2009-06-25 в 14:19 

Дели
Corpse's bride
6 глава О_О

URL
2009-06-25 в 15:33 

Lullia
Девочка с Эстроса
фанфик... по кому?

2009-06-25 в 15:34 

Lullia
Девочка с Эстроса
а скока глав будет вообще?

2009-06-25 в 16:16 

Дели
Corpse's bride
фанфик... по кому?
Ну дык, по Треку вестимо...
а скока глав будет вообще?
14 О_о

URL
2009-06-26 в 16:33 

Lullia
Девочка с Эстроса
ну ждем.

2009-06-26 в 16:34 

Дели
Corpse's bride
Спасипа ._.

URL
2009-07-06 в 17:51 

Lullia
Девочка с Эстроса
че застопорилась? где главы?

2009-07-06 в 18:32 

Дели
Corpse's bride
Где стенографистка? Т_т
Я ненавижу набирать

URL
2009-07-06 в 19:09 

Lullia
Девочка с Эстроса
я тоже, к тому же комп на кухне теперь стоит (!!!!!!)

2009-07-06 в 19:32 

Дели
Corpse's bride
О подстава Х_х

URL
2009-07-06 в 20:48 

Lullia
Девочка с Эстроса
хце? не въехало...

2009-07-07 в 10:22 

Дели
Corpse's bride
Это было вроде как сочувствие Оо

URL
2009-07-20 в 15:14 

Lullia
Девочка с Эстроса
че стухло?

2009-07-20 в 15:15 

Дели
Corpse's bride
Всё стухло. И я... Ну ладно-ладно... Сяду сёдня набирать...

URL
2009-08-03 в 20:06 

Дели
Corpse's bride
Глава 7


Старейшины почти забытого мною племени говорили, что мир не всегда был поделен пополам между светом и тьмой. Когда-то очень давно они сменяли друг друга в вечной гонке по кругу, не желая смиряться с присутствием соперника. Я никогда не верила этим сказкам и не понимала, зачем нам их рассказывают.
Наверное, это благополучно стерлось бы из памяти, если б хмельной сон неожиданно не вернул к жизни давно позабытые воспоминания. Старейшины не рассказывали нам об этом, я случайно услышала разговор одного из них. Он говорил сам с собой… Поскольку считалось, что старейшины – носители высшей мудрости, то и речи их воспринимались исключительно как адресованные нам проповеди. Потому я и не усомнилась, что слова эти были обращены ко мне. И тем не менее, не поверила. Да и старейшина этот был какой-то странный – немного непохожий на нас, со светлой кожей. И он единственный был против моего изгнания.

Проснувшись, я долго не могла прийти в себя, при малейших попытках встать пол уходил из-под ног. Но говорят, что алкоголь и не на такое способен, потому, не особо заморачиваясь по этому поводу, я, покружив по амбару, вылезла наружу. Где-то за домом хлебопек гонял моего волкодава сельхозинвентарем, не стесняясь в выражениях. Оба явно получали от процесса немалое удовольствие. Я прогулялась до реки, где, не удержавшись, прыгнула в воду прямо в одежде. Плавать я не умела и была благодарна судьбе, что место оказалось неглубоким – от ледяной воды тут же свело мышцы. По крайней мере, всепородовая мука унеслась по течению. Продрогшая и довольная, возвращалась я обратно, ориентируясь не столько на свет из окна, сколько на запах из печи. Полюбовавшись на мой жалкий вид, хозяин выделил мне сухую рубашку и разрешил развести огонь в очаге в гостиной, чтобы можно было и мои шмотки привести в потребное состояние.
- Тут твое животное опять бегало, - кричал он из пекарни, - притащило кого-то. Он что, издевается? Неужели он думает, что я буду это есть? Летучие мыши и падальницы! Хоть бы птицу поймал, как вчера. Это же он вчера мяса наловил?
- Он, он… - вздохнула я. Жутковатые на вид, но довольно жирные падальницы могли перевариваться в желудке разве что моего троглодита. Лично я считала, что они пропитаны трупным ядом.
- Наглость какая, - продолжал на автомате бурчать хлебопек, сажая тесто в печь. – Я так понимаю, мяса сегодня не будет – придется довольствоваться булками с репой. Репа отдельно, - пояснил он в ответ на мой испуганный кашель. – В деревнях много чего выращивают, на хлеб обменивают. А что, мне не жалко – репа в хозяйстве тоже сгодится. Кое-кто деньги предлагает. А на что мне их железки – их не съешь, не выпьешь. Приходится в ту же деревню мотаться, чтобы закупиться провизией. Натуральный обмен – наше всё!
- Чего? – не поняла я.
- Ну, это когда жратву на жратву. Или на одежду. Или на метелку – совсем измочалилась старая…
Я с удивлением следила за этим маленьким человечком, неугомонно снующим между печью и столом, на котором уже высились штабеля испеченного хлеба.
- А чего ты прохлаждаешься? – возмутился он. – Возьми-ка жир в углу, во дворе стоят факелы… Пособи уж старику. А то как люди дорогу сюда найдут? Я вот каждое утро испеку хлеб – и зажигаю факелы. Народ увидит, что хлеб готов, и потянется сюда. А на обратном пути заглянет на пивоварню к братьям – там у них и забегаловка организована. Где еще могут три деревни встретиться, как не там? Да и огонь в пивоварне зажигают сразу же после моего. Ну что, нравится наша жизнь?
- С ума сойти… - я слушала и поражалась. – Только одно – как ты определяешь, когда утро наступило, чтобы подать людям знак?
Хлебопек крякнул:
- Глупая молодежь! Да что тут определять? Когда зажег я огонь – тогда и утро пришло!

URL
2009-08-03 в 20:06 

Дели
Corpse's bride
Я не спеша зажигала факелы, с удивлением отметив, что значительная их часть расположилась вдоль утоптанной дороги. Интересно, а смогла бы я так жить – всё время для других? Впрочем, маловероятно, я слишком привыкла к постоянному чувству опасности, чтобы начать доверять кому бы то ни было. Зато окрестных жителей, похоже, понимала – освещенный множеством факелов двор тут же приобрел вид уютный и призывный, неудивительно, что люди слетались к этому огненному пути. А слетаться они начали очень быстро. Хлебопек какое-то время их игнорировал – видимо, еще не закончил работу. Но никто не переживал по этому поводу – люди увлеченно переговаривались между собой, здоровались, хлопали друг друга по спинам. Похоже, такой образ жизни давно вошел у всех в привычку. Тем временем народ продолжал стекаться, во дворе топилось уже полтора десятка человек, и некоторые кидали заинтересованные взгляды в мою сторону. Спешно ретировавшись из поля зрения, я решила поискать свою собачку – не хватало еще, если она вздумает познакомиться с кем-нибудь поближе. Позаимствовав из хозяйского амбара лампу, я принялась прочесывать местность.
Псина обнаружилась на плато, причем, исключительно по звукам. Похоже, последние несколько падальниц были явно лишними – тяжело ковыляя, она лишь распугивала мелкую живность и была крайне этим недовольна. В принципе, это было мне только на руку – устроившись рядом, я стала наблюдать за пекарней, которая отсюда хорошо просматривалась. Хлебопек начал торговлю, работая быстро и умело, очередь рассасывалась, но люди не спешили уходить, а когда всё же покидали двор, то чаще всего не по одиночке и в сторону пивоварни. Теперь я увидела и ее – точно так же освещенный двор далеко справа.
Волкодав скулил с пережору, заставлял чесать себе пузо и к доносившимся из долины звукам прислушивался вполуха. Однако я не стала тешить себя надеждами и была готова в любой момент взять его в прочный захват. Момент всё никак не выдавался, время шло, толпа внизу постепенно рассеивалась. Дождавшись, пока внизу останется достаточно мало людей, чтобы не переживать по поводу их преждевременной кончины, я плюнула на жадную собаку и спустилась к пекарне.
Завтракали действительно булками с репой, хлебопек вскрыл свежий бочонок, только что с пивоварни, но я, памятуя о вчерашнем, ограничилась одной кружкой. Впрочем, меня и с одной развезло. Надо переходить на воду из реки…
- Эх, молодежь! – фыркнул хлебопек, глядя, как я пытаюсь свести глаза в кучку. – Совсем хилые пошли!
Несколько раз еще приходили люди, но по тону хозяина я поняла, что он недоволен их поздним визитом. А потом вообще затушил факелы на дороге, оставив лишь пару штук во дворе. Вернувшись в дом, он занялся выручкой.
- Несут ведь и несут, обормоты, - пожаловался хлебопек, пересчитывая монеты и ссыпая их в коробку. – Вот наберется побольше – надо будет позвать плотника да обновить мельничное колесо. А сейчас вставай, косить пойдем, - и, сорвав меня с насиженного места, он направился к амбару.
Взяв косу, мы по запруде перешли на другой берег реки, где нас встретило огромное поле.
- Всепород – это такая трава… - назидательно вещал хлебопек. – Ухода за собой не требует. Пять дней растет, потом пять зреет. Семена опадают – и можно косить.
- Так, вроде, именно семена на хлеб пускают? – неуверенно порылась я в памяти.
- Что за глупости? – толстяк ткнул мне в лицо сорванной травинкой. – Вот почти созревший. Видишь семена?
- Нет, - по правде сказать, я вообще ничего не увидела. Было слишком темно.
- И я нет. Их только нащупать можно – такие мелкие. Придется всё поле скосить, чтобы одну буханку испечь. И то неизвестно, как оно на вкус будет. А стебли большие. И хлеб вполне съедобный. Не будешь ведь отрицать?
Я не стала отрицать, хотя вкус того хлеба, что пекли на солнечной стороне, уже не помнила.
Наконец, пекарь нашел подходящий участок поля и принялся косить.
- Собирай скошенное и носи к берегу.
Я хотела было возмутиться, почему он распоряжается мной, как своей собственностью, но потом решила, что немного сытой жизни мне не повредит. А такое счастье не грех и отработать, тем более, что я не собиралась полностью доверять этому человеку – спать всё равно буду в амбаре. Хотя непонятно, какая опасность здесь может угрожать. Разделавшись с полем, мы перетащили скошенную траву во двор к мельнице. Взяв одну из охапок, хлебопек направился в небольшую пристройку. Автоматически последовав за ним, я застыла в изумлении на пороге – в нос мне ударил запах птиц. Внимательно рассмотрев сидящих на гнездах пернатых существ, я удивилась второй раз – у них были глаза!
Хлебопек разложил свежую траву по кормушкам и вытащил меня наружу.
- Ну чего ты на них так уставилась? Кур, что ли, никогда не видела?
- Ничего себе куры! – я аж закашлялась. – Да эти чудовища в два раза больше любой курицы. К тому же ты жаловался на нехватку мяса – почему же тогда их не ел?
- Так они ж несъедобные, - толстяк повел плечами. – Только яйца… Слушай, - обратился он ко мне, - убери пока косу на место, а я кое-что обмозгую, и поговорим.
Говорить мне с ним теперь не особо хотелось, но это было меньшее из зол. В напряженном молчании мы разложили траву сушиться, и хлебопек зашагал к дому.
- Ты готовить умеешь? – наконец спросил он.
- Умею! – с вызовом ответила я.
- Вот и хорошо. Сейчас сварганим обед и ужин, а ты пока рассказывай.
- О чем? – не поняла я.
- О себе, конечно! А то столько времени знакомы, а даже не знаем, как друг друга зовут. Ну, ладно, начну сам. Имя мое Луис. Вырос я далеко отсюда, у осевших странников.
- Странников?
- Ну да. Тех, кто не сидит на месте, а ходит туда-сюда, как ты. Иногда они перестают странствовать, например, если у них рождается ребенок. Это ведь не очень удобно – бороздить землю с ребенком на руках. Бывает, что, привыкнув, вовсе поселяются на одном месте. Так было и с моими родителями. Повзрослев, я ушел. Промышлял разным помаленьку, а потом забрел сюда и решил остаться у живой реки. А потом землетрясение приключилось, река раздвоилась. Нас на ту пору несколько человек тут жило, братья с пивоварни в частности и кое-кто из деревенских. Они поселились подальше, а мы с братьями увидели, что на том берегу взошел всепород, и решили употребить его по назначению – они где-то слышали, что такая трава для всего годится. Построили мельницу, кое-как научились печь хлеб. А потом проходил в этих местах человек странный, я так и не понял, кто это был, но, узнав о нашей затее, он принес нам кур, сказав, что их яйца надо класть в тесто. Больше я его не видел, но идеей воспользовался, дело развернул. Деревни между тем росли, сначала их было две, затем и третья появилась. Братья открыли пивоварню, возиться с пекарней им не хотелось, да и трактир – тоже дело нужное. Вот так и живем с тех пор, не жалуемся. Ну, а ты что скажешь?
- То, что наших кур можно было есть и яйца они несли мелкие и невкусные.
Хлебопек хмыкнул:
- Я бы не отказался есть своих, да что там – я пытался поначалу. Но по вкусу они больше на ящериц похожи.
- Ящерицы вполне съедобны.
- Не для меня. Брр! – хлебопек с недоверием посмотрел на меня. – Ужас какой!
Я довольно улыбнулась – хоть в чем-то удалось обскакать этого типа. Хотя удовольствие всё равно сомнительное.
- Теперь твоя очередь. Рассказывай, как зовут, откуда.
- Давно уже никак не зовут, - я с ожесточением принялась терзать ножом какой-то непонятный корнеплод. – При рождении племя дало мне имя Мантикора, но потом изгнало.
- А вот с этого места поподробнее.
Пришлось рассказать подробнее. Конечно, мне совсем не хотелось посвящать хозяина во все перипетии своей личной жизни. В частности, я умолчала об истинных причинах изгнания, о проклятии, нависшем надо мной, обо многих людях и событиях, но хлебопек остался удовлетворен. Вскоре и обед был готов. Я привыкла к более продолжительным промежуткам между ночевками и проголодаться не успела, потому предпочла пуститься на поиски собаки.
- А кстати, она-то у тебя откуда? – полюбопытствовал хозяин.
- Нашла. В лесу. Совершенно случайно, - отделалась я общими фразами и закрыла за собой дверь.

URL
2009-08-05 в 14:59 

Дели
Corpse's bride
Глава 8


Один из старейшин моего племени говорил, что мир не всегда был поделен между светом и тьмой. Я никогда этому не верила, темная половина земли была и осталась для меня обителью мертвых и проклятых. И пусть с давних пор многие заблуждения развеялись, а смерть здесь имела не больше прав, чем под солнцем, отрицать, что живущие здесь прокляты, было наивно. Жизнь во тьме давалась людям намного сложнее. Местные животные были зачастую уродливыми тварями, дикими и безглазыми. Зрение в вечном мраке действительно незачем, но всё-таки радовало, что люди оставались привычными, это наводило на размышления, что все они пришли со светлой стороны. Но и не все животные были лишены глаз. Неужели они добровольно согласились на тьму, не являясь ее порождением?
Но больше всего меня поражали деревья. Не безлистные, живущие за счет корней, и не кровавые, живущие за счет непонятно чего, а самые обычные, сухими стволами стоящие на земле. У них были ветви, а значит, на них когда-то росли листья.
Это было единственным намеком на то, что слова старейшины могли оказаться правдой, но мне было проще не думать об этом.

Я по прежнему жила у хлебопека, постепенно привыкая к его распорядку. По утрам он готовил хлеб, потом продавал его, потом мы косили всепород, сушили его, кормили кур, яйца которых действительно оказались довольно вкусными, после обеда пекарь обычно занимался хозяйством, а раз в три дня молол муку. Припомнив кое-что из своей старой жизни, я рассказала ему несколько способов приготовления булок с начинками из имеющихся продуктов, так что пекарня от моего присутствия ничего не потеряла. Вдобавок, собачка моя время от времени приносила свежее мясо, чем немало радовала хозяина. Куда сложнее было объяснить ей, что на утренних покупателей кидаться с воем нежелательно. Несколько дней в амбаре стали хорошим доказательством.

URL
2009-08-05 в 14:59 

Дели
Corpse's bride
А время шло, пекарь совершенно привык ко мне, беззастенчиво нагружая работой, и даже доверял иногда готовить тесто, что я, наверное, должна была считать великой честью. А еще он мне платил… Конечно, железо есть не будешь, но, с другой стороны, рядом были три деревни, так что я всегда могла обменять монеты на что-нибудь полезное.
Вот и в этот день я решила туда наведаться, хлебопек тут же надавал мне поручений и тоже снабдил деньгами, правда, тщательно пересчитав. Я взяла лампу, кликнула волкодавчика и ушла, понимая, что до импровизированной ночи не вернусь.
В деревнях меня уже хорошо знали, а значит, пришлось торговаться, чтобы не уронить авторитет. Впрочем, его с таким же успехом охраняли зубы моей собачки. Прибарахлившись сама, я стала закупаться по списку хлебопека. Список был немаленьким, и в довершение предстояло найти плотника, чтобы справиться у него по поводу мельничного колеса, на которое наконец-то хватило накоплений. Найти этого неуловимого человека оказалось труднее всего, поэтому я была в ярости, обнаружив его уже на обратном пути в трактире пивных братьев. Лыка не вяжущий плотник со счастливым выражением на лице оживленно кивал в ответ на информацию о колесе, но я была уверена, что она не задержится в его голове. Плюнув на всё, я устало села в углу трактира. Кто бы только подумал – могу прошагать два местных дня по пересеченной местности и падаю после половины дня хождения за покупками… Или это нервное, или я начинаю терять форму.
Один из братьев, признав меня, подошел поприветствовать. Решив воспользоваться ситуацией, я заказала ужин. Пекарь к моему возвращению наверняка будет спать, так что у меня есть полноценный шанс остаться голодной. От этих мыслей я поморщилась. С каких пор ежедневная еда превратилась из роскоши в обыденность?
Трактирщик принес мне кружку вездесущего пива и жареный ломтиками сладкий корнеплод, из которого, я знала, местные готовят кое-что покрепче пива. А еще я знала, что таинственный человек, подаривший пекарне кур, привез и этот овощ, назвав его батат. Но ушлые братья прозвали его "едрёный кулак" – за размеры и бьющую по мозгам наливку. Выращивали его чуть ли не в каждом огороде, так что многие расплачивались за выпивку сырьем. Несмотря на кажущуюся ненадежность, система эта функционировала, чему я могла только поражаться. Неторопливо поглощая ужин, я посматривала на стол по другую сторону двери, где разместился какой-то незнакомый человек. Местные тоже косились на него, но близко не подходили. Я подозвала одного из братьев:
- Кто это?
- А шут его знает, - почесал тот макушку. – Пришел давненько уже, сидит, ест, пьет и не косеет. По сторонам посматривает. Чесслово, впервые его вижу. Может, переселенец, а может, шпион! Надо турнуть его отсюда.
И трактирщик направился к незнакомцу:
- Эй, человек, может, расплатишься? А то шестую кружку приканчиваешь. Упадешь пьян – кто за тебя платить будет?
Сидящий вокруг народ был куда ближе к этому состоянию и довольно заржал.
Незнакомец и глазом не повел в их сторону и спросил у нависающего над ним дюжего трактирщика:
- Что в ходу?
- Деньги, - хмыкнул тот. – Остальное тоже сгодится.
- Я не знаю, какие у вас деньги, - медленно проговаривая слова, сказал чужак, и что-то мне в его манере говорить показалось странным. – Могу предложить вот это.
Я видела, как он что-то снял со своего запястья, но могла поклясться, что в пальцах он ничего не держал. Однако, трактирщик потянулся и схватил что-то, невидимое мне.
- Ничего себе! – выдохнул он. – Это же золотая нить! С волос толщиной! Ты где ее взял?
- Неважно, - незнакомец поднялся из-за стола. – Ты сказал платить – я плачу. В данном случае оплата превышает услугу, и ты не внакладе. Всего хорошего, - с этими словами он вышел из трактира.
Я спешно опрокинула в себя остатки из кружки и, кинув на стол монету, шепнула трактирщику:
- Прослежу за ним. Никого не выпускай.
Тот, вконец удивленный, мог только кивать, беззвучно открывая рот.
Тихо свистнув собаку, я увидела вдалеке этого странного типа и бросилась за ним, проклиная жадного хлебопека, по чьей вине приходилось удерживать на плече тяжелую сумку. Не менее тяжелая лампа в другой руке была только обузой, но зажигать ее было нельзя. Унюхавший меня волкодав крался следом. Незнакомец между тем добрался до реки и пошел вверх по течению. Непонятно, что ему там было надо – выше только пекарня и пустырь, за которым начинаются горы. В горы ни один нормальный человек без света не полезет, а если он собирается напасть на пекарню, то защитить ее – моя главная задача. Однако он миновал и пекарню, и мельницу, после чего решил перейти реку и стал искать брод. Воспользовавшись передышкой, я скинула свой груз у амбара и продолжила преследование. Собака по-прежнему тащилась за мной. Перебежав реку по запруде, я стала следить с другого берега, точно зная, что мелкого места поблизости больше нет. Странный тип, по-видимому, тоже это понял и пересек реку вплавь, держа свое барахло на голове, после чего снова оделся и двинулся в том же направлении. Получается, он действительно идет в горы? Это становилось всё любопытнее.
Уже у самого подножия он остановился, чтобы передохнуть, мне пришлось затаиться, чтобы не потерять его из виду – его темная одежда сливалась с вечным мраком. А потом вдруг в его руках вспыхнул свет. Наверное, я от неожиданности вскрикнула, потому что в следующий миг мой волкодав уже бросился на чужака. Его желание меня защищать радовало, но в тот момент больше волновало, что он может загрызть этого типа. Тот что-то крикнул, и я поняла, почему его выговор показался мне странным. Этот человек говорил на другом языке! Нет, я конечно, слышала, что есть народы, говорящие по-другому, но до сих пор мне не попадалось ни одного их представителя. Впрочем, знакомиться было уже поздно: человек с прокушенной шеей без движения замер на земле, а довольная псина сидела рядом, свесив язык из окровавленной пасти. Этого еще не хватало!.. Мне больше всего сейчас хотелось отпинать эту скотину по ребрам, но я опасалась за свои ноги.
Источник света между тем лежал в стороне, и от него нестерпимо резало глаза. Я была удивлена, увидев, что это всего лишь небольшая палка, но еще больше я удивилась, когда не почувствовала тепла. Это был не факел. Осторожно осмотрев палку, я нащупала какой-то выступ, надавила на него, и свет мгновенно пропал. От моего нового вскрика собака лишь удивленно повела мордой – света она не видела, огня не чувствовала и не понимала, что происходит. Я еще раз надавила в то же место, и свет вспыхнул столь же ярко. Причем, намного ярче, чем могла светить лампа или даже факел. Вот только факел распространял свет во все стороны, а эта палка – лишь в одну, в которую смотрел ее широкий конец. Зажав ее в зубах, я принялась рыться в вещах этого типа, ничуть не смущаясь его присутствием. В одежде я обнаружила прорези с пришитыми мешочками, в которых лежали несколько тряпочек, явно золотых монет, коробочка с вонючими палочками и странный предмет неизвестного происхождения. Я осмотрела его и обнаружила выступ, подающийся под пальцами. Памятуя о прошлом опыте, что надо надавливать на всё, что можно, я надавила и на него, и в следующий миг из этой штуки выскочил огонь, опалив мне пальцы. С воплями я преодолела два десятка шагов, отделяющие меня от реки, и сунула пальцы в воду. Проклятый тип, чтоб тебе на том свете пусто было!
С удвоенной осторожностью принялась я обследовать его заплечную сумку. Там была одежда, веревка, какие-то железные палочки, которые не пахли, да и выступов на них не было. И еще один факел, наподобие того, что был зажат у меня в зубах. Я его проверила – он тоже испускал свет. Был еще один похожий предмет, но немного меньше по размерам. На нем тоже оказался выступ, но, когда я на него надавила, на конце палки с громким треском проскочила искра. Тепла я не почувствовала, но дремавшая собака резко вскочила и зарычала. Подозрительно. Я еще раз нажала, не зная, действует эта штука или нет, и искра появилась снова. На меня опять сердито порычали. На самом дне сумки лежали круглые железные коробки размером с мою ладонь. Я потрясла их, внутри что-то булькнуло. Пожав плечами, я просто вытряхнула остатки на землю. Из сумки выпал еще один железный предмет причудливой формы и какая-то продолговатая коробочка с кучей выступов, на которые можно было нажать. С крайней предосторожностью я положила его подальше от себя и от всего, что может гореть, на траву и принялась жать на каждый выступ по очереди. Огня не было, зато послышалось шипение. Мы с собакой насторожились. А потом из коробки раздался голос! В ужасе вскочив, я отбежала подальше, не спуская с этой штуки свет. Голос звучал приглушенно, прорываясь через шипение и треск. Не понимая, что происходит, я пустила по земле сеточку, но та не обнаружила никого живого, кроме меня и не менее испуганной собаки. Она не выдержала раньше меня – схватила странную коробку в пасть и мгновенно перекусила. Звуки пропали. Тяжело дыша, я рухнула на землю. Кем же был этот странный тип? В любом случае, я была рада, что не пустила его в горы. А если бы он что-то сделал с рекой? А вдруг именно такие, как он, и убивают реки?
Я снова сложила все вещи в сумку, туда же отправились рубашка и куртка. Штаны и ботинки я оставила – они были мне слишком велики. Говорящую коробку я разбила о камни и закопала, а человека оттащила к горам – кто-нибудь им наверняка поживится. Радовало, что не моя псина – она явно уже нервничала в его присутствии. Взвалив тяжелую сумку на плечо, я побежала к пекарне.
Спрятав сумку в укромный угол амбара, я рухнула следом без чувств.

URL
2009-08-05 в 17:12 

Дели
Corpse's bride
Глава 9


Наутро Луис, обеспокоенный моим отсутствием, пустился на поиски. Точнее, мне хотелось так думать. Скорее всего, он просто решил наведаться в амбар за мукой – обычно ее приносила я.
- Мантикора, мать твою разэтак! – рассердился он. – Ты чего тут дрыхнешь? Сумка с продуктами снаружи киснет, муку никто не несет! Отстаем от графика!
Я кинула на него мутный взгляд и снова рухнула на мешок.
- Заболела, что ли? – приблизился пекарь.
Я пробурчала что-то нечленораздельное в ответ. Крякнув от досады, Луис ушел, решив, что с меня сегодня проку будет мало. В принципе, он был прав – спала я ужасно и чувствовала себя разбитой. Хотя вряд ли дело было только в этом. Наверное, я перенервничала, мне всю ночь снились какие-то кошмары. Но хуже всех кошмаров оказалось всплывшее воспоминание о кровавом лесе, в котором я нашла свою собаку. Почему-то голос из коробочки и призрачный смех неразрывно связывались в моей голове. Нет, надо забыть обо всем этом, причем, как можно скорее.
Обожженная рука всё еще побаливала, хотя я и наложила заживляющее поле. Но разве можно использовать проклятые способности для исцеления? Здесь была бы куда лучше какая-нибудь лечебная мазь.
Поплотнее утрамбовав все свои вещи в заплечный мешок убитого чужеземца, я засунула этот мешок в свою сумку и, оставив ее у порога, вошла в дом.
Хлебопек вовсю трудился над тестом. Увидев меня, он нетерпеливо махнул рукой:
- Давай скорее, опаздываем же! Утро сегодня начнется позднее обычного, - но заметив, что я по-прежнему стою в дверях, он поднял взгляд. – Что такое? Не будешь помогать?
Мне показалось, что в его голосе послышалась почти детская растерянность.
- Луис… Я ухожу.
Тот оставил тесто.
- Как уходишь? В смысле, насовсем?
Я кивнула.
- Но почему? Тебе здесь не понравилось?
- Понравилось. Но я не могу здесь больше оставаться. Извини. Вот деньги, которые у меня остались, мне они незачем, - я кинула монеты в коробку на полке. – Спасибо за всё. Кстати, плотник был пьян, про колесо наверняка забыл, - и не дожидаясь, пока хозяин опомнится, я покинула дом.
У дверей я подобрала свою сумку, свистнула собаку и направилась в сторону пивоварни. Увидев меня, братья выскочили наружу. Я была не удивлена, что второй уже в курсе – они ничего не скрывали друг от друга.
- Догнала?
- Нет, ушел.
- А ты куда с сумкой?
- По делам надо, – уклончиво ответила я и, распрощавшись, поспешила прочь.
Лишние подозрения мне сейчас были ни к чему, а если местные и обнаружат тело, я буду уже далеко отсюда. По крайней мере, возвращаться я не собиралась.
Обойдя деревни стороной, я достала из сумки светящуюся палку и пошла вниз по течению. Рядом с рекой было как-то спокойнее.
Несмотря на усталость, я бежала вперед, пока не упала, не чуя ног. Волкодав рухнул следом и пополз к воде. В спешке я почти не взяла с собой еды – удивительная глупость с моей стороны. Особенно, учитывая, что я не завтракала. Правда, у меня было полбуханки хлеба, которые я разделила. Но собаки хлеб не очень любят, да и я предпочитаю что-нибудь посущественнее. Но что-то я совсем расслабилась – бывали дни, когда не оказывалось и этого. Тьфу, мыслить днями тоже стало входить в привычку? Нет, хватит! Отныне утро будет наступать, когда я того захочу. Отдохнув немного, я продолжила путь.
Через 10 ночевок свет погас. Я достала вторую палку и при ее свете начала рассматривать первую, не понимая, что случилось. Вроде, я обращалась с ней аккуратно и не могла сломать. Может, она светит ограниченный период времени? Это было бы очень неприятно. На узком конце палки была щель, я принимала ее за простую трещину, но на второй палке была точно такая же трещина. Слишком странно для совпадения. Я попробовала что-нибудь сделать с ней, терять всё равно было нечего, и от вращения палка разделилась надвое. Наружу выпал маленький железный предмет, которых у меня с собой было много. Я торопливо вытащила один и засунула внутрь палки, покрутив в обратную сторону. Механизм щелкнул, и свет снова появился. Какое облегчение! Значит, свет был не в палках, а в этих железных штуках? Закопав использованную, чтобы никто не нашел и не смог взять мой след, я убрала воскрешенный факел, решив чередовать их. А вдруг от слишком долгого использования они могут перестать работать? А еще я решила их экономить и зажигать лишь в случае необходимости. Железных палочек у меня было много, но ведь впереди целая жизнь…
Еще через несколько ночевок я наткнулась на небольшое поселение. Конечно, от трех деревень я отошла достаточно далеко, но всё же предпочитала перестраховаться. Однако, осторожные вопросы показали, что эти люди живут тут, сколько себя помнят, и никогда не ходили ни выше, ни ниже по течению. И про три деревни ничего не слышали. Это немного успокоило меня. Совсем хорошо стало, когда они предложили мне кров и пищу. От первого я отказалась, а вот еду с удовольствием взяла, обменяв ее на куртку убитого человека. Жители накормили бы меня просто так, по доброте душевной, но куртку мне необходимо было где-нибудь сбыть – она оказалась слишком теплой, чтобы носить, и слишком тяжелой, чтобы таскать за собой мертвым грузом. К тому же это послужило весомым аргументом не говорить обо мне, если будут спрашивать.
Я продолжила путь. Интересно было, сколько еще селений встретится мне на пути. У живой реки их должно быть немало. В идеале, мне бы хотелось ненадолго осесть где-нибудь как можно ниже по течению. Я захватила с собой пучок всепорода с созревшими семенами и собиралась его посадить. До сих пор мне ни разу не встретилось даже самое маленькое поле, но я была уверена, что эта невероятная трава может расти в любых условиях – лишь бы рядом была вода. Может, семена уже давно лежали в земле у подножия гор, а когда река изменила русло и земля стала влажной, они проросли. По крайней мере, попытаться стоило.
Мне трижды попадались небольшие поселки, дважды – большие. И дважды огни мелькали на другой стороне реки. Трижды умирали световые палочки, вынуждая расходовать их как можно медленнее.
А потом я увидела, как живая река падает с уступа вниз и сливается с мертвым потоком, текущим в обход горы откуда-то издалека.
Со стоном отчаяния я опустилась на колени…

URL
2009-08-23 в 18:55 

Дели
Corpse's bride
Часть 3. Травница

Глава 10


Когда-то мир был устроен по-другому, понятен и прост. Но места под солнцем на всех не хватило – только для людей, только для тех, кто мог жить по правилам. А меня прогнали, крича и улюлюкая вслед, туда, где вечно хмурые лица скрывает пелена тьмы. И к лучшему. Я уже сама начала забывать, как надо улыбаться. Но вряд ли забуду их смех.
Навязчивые, бессмысленные, полустертые воспоминания. Избавлюсь ли я от них хоть когда-нибудь?..

Мокрый шершавый язык на пару со смрадным дыханием привели меня в чувство. Собака обеспокоенно прыгала вокруг и поскуливала совершенно неподобающим образом – это чудовище доходило до пояса любому взрослому человеку. Можно было порадоваться, что за меня хоть кто-то переживает, но радости я сейчас не могла испытывать физически. Отпихнув назойливую морду, я попыталась стать, но тут же упала обратно на землю – дикая боль пронзила затылок, и следом накатила невероятная дурнота. Обо что я так приложилась головой? Впрочем, учитывая, с какой скоростью нас гнали по камням, чудо, что я не свернула себе шею. Разъяренная толпа с факелами и кольями… Я стала изгоем среди изгоев.
Неразлучная пара – человек и зверь. Похоже, мы приобрели не самую завидную известность и всюду встречали настороженное отношение и недоверчивые взгляды. Не сказать, чтобы меня это беспокоило, мою собаку – еще меньше. А отказываться от нее ради собственного спокойствия я не собираюсь.
В этот раз нам особенно не повезло, хотя ничто не предвещало такого финала. Мы долго слонялись по пустошам, совершенно не представляя, где находимся. Я никогда здесь раньше не была, под ногами хрустела почти высохшая трава – даже если бы мы нашли дерево для костра, зажигать его было опасно. Железных световых палочек оставалось две штуки, и приходилось прилагать всё большие усилия, чтобы не пользоваться ими лишний раз. Устройство, плюющееся огнем перестало работать довольно давно.
Пустоши были абсолютно бесплодны и безлюдны, так что я почувствовала облегчение, когда увидела огни поселения. Зато местные жители гостям были не очень рады… Постоялого двора здесь не оказалось, пришлось искать доброго хозяина, который бы нас приютил, и таковой нашелся – золото всегда было решающим аргументом в общении с людьми. Мне как-то посчастливилось проходить через прииски, где я и разжилась изрядным количеством монет из золота. Нас накормили и разрешили спать в хозяйственной постройке. Я была слишком увлечена едой и отдыхом и не заметила, что всё это время за нами следили. Конечно, это могла быть просто осторожность со стороны местных, но слишком быстро я привыкла вот к такой пассивной реакции, слишком расслабилась… На нас напали во время сна самым подлым образом. Не совсем придя в себя, я со всей дури долбанула их силовым полем, а за дверью нас уже поджидали все жители поселка. Вооруженные…
Слишком поздно в моей душе шевельнулись подозрения, что не всё здесь чисто, но жалеть о собственной глупости уже не было времени. Мир превратился в стремительную погоню. Наверное, у нас были шансы спастись, но эти люди лучше знали местность, и у них был огонь. А мы метались, натыкаясь в потемках на разрозненно стоящие дома, из которых выпрыгивал кто-нибудь разъяренный и присоединялся к преследователям. Поселок оказался просто огромным, видимо, застраивали все мало-мальски ровные участки, а камни не трогали. И об один из этих валунов я и раскроила себе череп…
Не помню, как добралась до этого полуразвалившегося сарая и упала под его стеной, но вставать уже не хотелось. Волкодав заботливо слизывал с моего лица кровь. Хищное животное…
Я слабо представляла, как буду выпутываться из этой передряги, а раскалывающаяся голова вообще советовала сдаться на милость. Но милости можно не ждать – это было очевидно. Почему-то меня это не особо расстраивало. Внезапно встрепенувшаяся собака выбралась из-под моей руки, и я волей-неволей замерла, прислушиваясь. Совсем рядом раздавались голоса, я с облегчением поняла, что меня пока не обнаружили, но надо быть очень осторожной – любой шорох тут же выдаст с головой. Успокоив собаку, я ползком завернула за угол сарая, теперь я с грехом пополам их видела – двое, не очень рослые, по небольшому факелу в руках. Один заметно нервничал, а второй, сонно зевая, убеждал его вернуться:
- Она наверняка в лес убежала. Поймаешь теперь…
Но первый назвал его дурнем и, велев сторожить границу леса, куда-то испарился. Второй хмыкнул, опустился на землю и принялся бормотать себе под нос:
- Убежала в лес, он прямо по курсу. Так тихо, что я ничего не слышал.
"Что за бред он несет?" – удивилась я. А человек продолжал:
- В лесу живет травница, она поможет. Только сказать, что Эрни присоветовал – непременно поможет.
Я не верила своим ушам – этот человек спасал мою шкуру! Но откуда он знал, что я прячусь за его спиной?
В следующий миг, будто угадав, о чем я думаю, он сказал:
- Я всё знаю. Удачи.
Мысленно поблагодарив его, я бесшумно скользнула прочь и вскоре действительно оказалась в лесу. Паутинник… Я досадливо поморщилась, сдирая с лица тенеты, и решила воспользоваться световой палкой. "Холодный фонарь" – это, наверное, самое точное определение. Яркий поток света разогнал кромешный мрак, но и головная боль от него усилилась… А где-то позади кричали люди – похоже, меня все-таки засекли. Может быть, этот человек, посоветовав бежать в лес, послал меня в ловушку? Интересный вопрос, но здесь затеряться в любом случае проще, чем на открытой местности. Свистнув собаке, чтоб не отставала, я устремилась вглубь леса, лавируя между деревьями. Тьма передо мной разбегалась прочь, и я, едва успевая за изменяющимся пейзажем, то перепрыгивала упавшие стволы, то подныривала под лохмотья паутины, ощущая, как каждый шаг вколачивает в голову лишний гвоздь.
Погоня отстала – они не могли войти в сухой лес с огнем и пробирались в потемках. И, судя по производимому шуму, пробирались быстро. Но шанс оторваться был, и всё бы шло хорошо, если б тупая псина не остановилась вдруг и не помчалась обратно с намерением перегрызть кому-нибудь глотку. Еще не осознавая, что делаю, я резко развернулась и кинулась вдогонку – может, тупое животное и успеет разделаться с парой человек, но не со всей толпой, несущейся на нас. Я прекрасно изучила его слабые стороны – оно не чувствует оружия в руках. Только факелы, только то, что отличается, свистит, шумит, но один быстрый удар ножом – и я останусь без собаки. Да что скрывать – я уже не представляла жизни без нее!
К моему появлению, она уже разметала нескольких человек, у одного, насколько я могла видеть, из прокушенной руки хлестала кровь, некоторые опасливо жались к деревьям, но самые смелые махали перед собой палками и вилами, желая, если не задеть собаку, то хотя бы отпугнуть ее. Увидев меня и ослепительный свет холодного факела, люди в ужасе отпрянули. Наверное, ждали, что лес в любой момент вспыхнет. Воспользовавшись их замешательством, я кликнула псину и, схватив за загривок, побежала обратно.
Неужели тот странный тип соврал насчет травницы в лесу? Я забралась слишком далеко – ни один нормальный человек здесь не поселится! Самой бы выбраться. Народ походу уже очухался и снова с криками гнался за нами. Я хлопнула собаку по крупу, чтоб шла сама, и без сил привалилась к дереву – перед глазами всё двоилось и плавали круги веселеньких расцветок. Я со стоном опустилась на колени, и ужин покинул меня – похоже, мне что-то подсыпали в еду… Но пришлось превозмочь себя и снова идти вперед – я уже слышала голоса людей. Собака опять куда-то пропала, но сил об этом думать уже не было. Светящихся кругов становилось всё больше, а потом до меня дошло, что виной всему не только мое состояние – светились грибы. Здесь, в чаще леса, они были повсюду, большими кольцами охватывая землю под деревьями и забираясь даже на их стволы. Светящиеся деревья – невероятное зрелище, и в себя я пришла только услышав где-то впереди скулеж собаки. Заподозрив ловушку, я рванулась следом, но тут из темноты между деревьями навстречу мне шагнул человек огромного роста. Пока я в шоке хватала ртом воздух, следом появилась женщина, за которой послушно трусил мой злющий волкодав.
- Ааа! Вы кто такие? – покачнулась я.
Мужчина неуловимо переместился за мою спину и придержал за плечи, видимо, решив, что я падаю. Впрочем, он был недалек от истины… И в следующий миг нас настигла разъяренная толпа. Сжимая в руках сельхозинвентарь, они недовольно зароптали:
- Она твоя, что ли? Отдай нам ее!
Женщина недоверчиво на них посмотрела, но ничего не сказала. Вперед выступил какой-то толстый тип.
- Травница, ты переходишь все границы! За этой ведьмой давно идет охота!
- Травница? – я снова чуть не упала, в голове нестерпимо гудела боль. – Так это к тебе… сказал идти Эрни?
Женщина повернулась ко мне и так же тихо спросила:
- Ты видела Эрни?
Я кивнула. Выходит, они действительно знакомы. И существуют люди, согласные мне помогать? Хотя, по правде, слова про ведьму озадачили меня куда сильнее.
Женщина улыбнулась и сказала своему рослому компаньону:
- Уведи их.
Но путь нам преградил деревянный шест – народ был настроен решительно. Не говоря ни слова, этот великан голыми руками переломил шест и увел меня от разъяренной толпы. Собака последовала за нами.
Я была удивлена, увидев среди леса светящиеся грибы, но еще больше я удивилась, выйдя на большую поляну, посреди которой стоял дом. Из его окон лился яркий свет, намного ярче, чем мог бы дать обычный очаг. Через пару минут женщина догнала нас:
- Я их выпроводила отсюда. Не хватало еще, чтобы они топтали мою землю и оскорбляли моих гостей.
- Они вернутся, - возразил мужчина.
- Плевать, - травница подошла ко мне. – Скажи-ка лучше, деточка, откуда это у тебя? – и она, взяв у меня из рук холодный факел, одним движением пальца погасила в нем свет.

URL
2009-09-04 в 18:33 

Lullia
Девочка с Эстроса
нафлудила пока меня не было!
а че не все-то?

2009-09-04 в 19:04 

Дели
Corpse's bride
А нихто не пинает Т_Т

URL
2009-09-07 в 17:03 

Lullia
Девочка с Эстроса
выложи до конца, а? ждать надоело. че так сложно что ли?

2009-09-07 в 17:13 

Дели
Corpse's bride
До конца? Ты думаиж, я иво дописал?

URL
2009-09-07 в 17:52 

Lullia
Девочка с Эстроса
аа...

2009-09-07 в 18:21 

Дели
Corpse's bride
Не ты один впадаешь фдепру Т_т У меня вот тоже... тварьческие глюки

URL
2009-09-13 в 11:47 

~[Исчадие кавая =333]~[Человек-с-гвоздём-в-голове]~[Девочка, укушенная летучей мышью]~[Боевой Рыжий Гном]~
Пешы ищо! ^____________^

2009-09-13 в 11:57 

Дели
Corpse's bride
О! О_о Ты дочитал?

URL
2009-09-13 в 12:14 

~[Исчадие кавая =333]~[Человек-с-гвоздём-в-голове]~[Девочка, укушенная летучей мышью]~[Боевой Рыжий Гном]~
А чего дочитывать-то? О____о там всего-то несколько абзацев не хватало

2009-09-13 в 12:56 

Дели
Corpse's bride
Да? О_о Мне казалось, что... Ололо... т.т

URL
2009-09-13 в 13:02 

~[Исчадие кавая =333]~[Человек-с-гвоздём-в-голове]~[Девочка, укушенная летучей мышью]~[Боевой Рыжий Гном]~
)))) нюнюню))) *поглаживает по головке*

2009-09-13 в 14:12 

Дели
Corpse's bride
*довольно лыбится*
Лан, наберу... Стенографистку бы...

URL
2009-09-13 в 14:56 

~[Исчадие кавая =333]~[Человек-с-гвоздём-в-голове]~[Девочка, укушенная летучей мышью]~[Боевой Рыжий Гном]~
А чо меня не пинал, пока я рядом был? =______=

2009-09-13 в 19:53 

Дели
Corpse's bride
Ты так увлеченно качал видео с Танибаты...

URL
2009-09-14 в 00:07 

~[Исчадие кавая =333]~[Человек-с-гвоздём-в-голове]~[Девочка, укушенная летучей мышью]~[Боевой Рыжий Гном]~
Я его увлечённо тебе показывал =______________________=

2009-09-14 в 10:16 

Дели
Corpse's bride
оу...

URL
2009-10-15 в 16:53 

Lullia
Девочка с Эстроса
заглохло...

2009-10-15 в 18:59 

Дели
Corpse's bride
Блин, мне тока сёдня винт отдали. Всё полетело Х_х

URL
2009-12-27 в 18:12 

Lullia
Девочка с Эстроса
такое ощущение, что ты писала без энтузиазма...
или я ошибаюсь?

2009-12-27 в 19:01 

Дели
Corpse's bride
что ты имеешь в виду? О_о
по-моему, я строчила как маньяк

URL
2009-12-29 в 11:10 

Lullia
Девочка с Эстроса
без вдохновения... или мне показалось?

2009-12-29 в 11:45 

Дели
Corpse's bride
зая, когда у меня нет вдохновения, я вообще не пишу =_=
всё так плохо?

URL
2009-12-29 в 20:33 

Lullia
Девочка с Эстроса
да нет... просто как-то не по мне пришлось...
затянуто показалось.

2009-12-29 в 20:49 

Дели
Corpse's bride
затянуто? Оо тут не так много текста
а что надо, чтоб оно пришлось по лул? =_=

URL
2009-12-29 в 20:54 

Lullia
Девочка с Эстроса
чтоб для Лул? хDDDD
а ты шо, работаешь под каждого? это невозможно - угодить каждому.
а от меня: динамики побольше, яснее разворот сюжета, так сказать... а то как-то сухо все в рассказе...

2009-12-29 в 21:22 

Дели
Corpse's bride
я не работаю под каждого, зато люблю постебаццо
ну динамика - это вещь опциональная
а лул придирается из-за кареты =Ъ

URL
2009-12-30 в 00:20 

Lullia
Девочка с Эстроса
да не из-за кареты Х))) я про нее и думать забыла.
лул же не может нравиться абсолютно всё. :(

2009-12-30 в 10:42 

Дели
Corpse's bride
если бы лул нравилось всё - это был бы не лул х)
ладно, живи xD

URL
2009-12-30 в 16:16 

Lullia
Девочка с Эстроса
а че с мелкой буквы-то?

2009-12-30 в 18:55 

Дели
Corpse's bride
чокаво? Оо

URL
   

Небо кончается здесь

главная